ИЗ ЖИЗНИ ГОРОДА И РЕСПУБЛИКИ

Ветераны-афганцы из Йошкар-Олы рассказали, как выполняли интернациональный долг

«Такого мы еще нигде не видели!» — часто приходится слышать Владимиру Стемплевскому, основателю музея войны в Афганистане, от молодых ребят и тех, кому далеко «за», однажды увидевших здесь фляжки, фуражки, радиостанцию, бронежилеты, форму советского солдата и афганскую одежду, береты, панамы, оружие.

Все это и многое другое можно посмотреть в музее с простым, но очень емким названием «Память» на сборном пункте военкомата города. В Йошкар-Оле необычный музей, посвященный событиям войны в Афганистане, существует с 2015 года, но не многие знают о его работе. Именно о нем и создателях-энтузиастах сегодня, в день вывода советских войск из Афганистана, пойдет речь.

У каждой вещи здесь своя история, каждая хранит память о тех, кто выполнял свой служебный долг за пределами страны, кто не вернулся в родной дом с той необъявленной войны. О собранных экспонатах выпускник речного училища, сибиряк Владимир Стемплевский может рассказать многое из того, что не прочитаешь в книге и не увидишь в фильме, поскольку сам был свидетелем афганских событий. О своей службе рассказывает неохотно, больше о товарищах и своем увлечении. Он, как и многие его ребята-ровесники, и предположить не мог, что тогда, в 1980 году, попадет на службу в армию не в морфлот, а в десант, да к тому же еще и в Афганистан. Об интернациональном долге в то время знали немногие, но от солдат этого не скрывали. А еще не думал, что будет тяжело ранен и вернется домой, несмотря ни на что живым…

Живая память

История зала-музея началась много лет назад. Первым экспонатом стал подаренный участнику боевых действий Владимиру Стемплевскому флаг воинов-афганцев.

Собирал предметы и вещи для будущего музея по крупицам, — раскрывает Владимир Викторович. – Подаренный в санатории афганский флаг сначала повесил в гараже, а рядом с ним и свой берет. Постепенно стали появляться экспонаты для будущего музея с разных уголков бывшего Советского Союза. Даже парашюты присылали. Что-то приходилось восстанавливать, а что-то собирать по памяти.

В гараже Владимира Викторовича накопилось их столько, что впору было и музей открывать. И как-то побывав в очередной раз в гостях у Владимира Стемплевского, председатель регионального отделения «Беркут»  общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы «Инвалиды войны» Виктор Анучин предложил открыть музей. Так и решили. Помещение нашлось на призывном пункте на ул. Соловьева,36. А уже спустя два года проект «Музей «Память» был удостоен гранта Президента страны в номинации сохранения исторической памяти и расширения знаний молодежи о войне в Афганистане и локальных военных конфликтах. Тогда проект об афганских событиях увидели многие школьники, учащиеся ссузов, студенты вузов. Участники боевых действий в Афганистане объехали все районы республики, рассказали о музее, о каждом экспонате. Но все же лучше, считают они, побывать в музее на призывном пункте и увидеть все своими глазами. Причем бесплатно. Совесть, как признается сам Стемплевский, не позволяет брать деньги за посещение. Работает музей благодаря энтузиазму и огромному желанию ветеранов-афганцев. Здесь бережно хранится история не только афганских событий, но и локальных военных конфликтов в Чечне и Сирии.

 — Когда приходишь в класс к ребятам и рассказываешь о тех событиях, то нет такого представления, когда это все видишь, — говорит участник Афганской войны Виктор Павлович Анучин. – А вот когда Владимир Дмитриевич рассказывает, показывает и ребята видят, восприятие совсем уже другое. У него талант рассказывать о сложных вещах просто и понятно. Заслушаешься!

И заслушиваются ребята, которым в скором времени предстоит служить в армии, и те, которым еще далеко до призыва.

Чтобы знали и не забывали

Но порой за кажущейся легкостью рассказа лежат  тяжелые воспоминания участников тех боевых действий, которые молодыми пацанами шли в бой. Сейчас их виски уже с проседью, но память  упрямо хранит каждый прожитый миг между жизнью и смертью.

Так, в далеком уже 1981 году Михаил Христолюбов был призван в армию осенью, о том, куда дальше распределят, выяснилось только в учебке. Попал в 177-й отряд специального назначения ГРУ ГШ, был наводчиком-оператором боевой машины десанта.

Как-то командир взвода занервничал, забегал, — вспоминает Михаил Дмитриевич. — Оказалось, что двух бойцов нужно отправлять в Афганистан. Мы с земляком Игорем Бастраковым вызвались там служить. Воспитаны по-другому, высокий патриотизм был в нас…

Прослужил в Афганистане Михаил полтора года, из них два месяца из-за ранения провел в госпитале, а потом снова в свой отряд отправили. В боевую задачу входило обезвреживание караванов с оружием и наркотиками: не пропускать, захватывать, уничтожать. И так каждый день, какую бы задачу ни поставили — выполняли.

На очередном боевом задании нарвались на засаду, — рассказывает Христолюбов. — В этот день в отряде были потери солдат, меня ранили. Пока патроны были, отстреливался, сколько мог, а потом слышу по рации, что помощь подошла, помогли. Душманы тогда полностью хотели захватить нас…

После ранения некоторых солдат увезли в Советский Союз, тяжело раненных оставили в Ташкенте, со средней тяжестью, как у Михаила, отправили в Харьков в военный окружной госпиталь, легкораненых повезли в Киев. Только тогда Михаил Христолюбов написал родным, что лежит в госпитале, заболел, но ни слова о ранении, чтобы не расстраивать. Вскоре после выписки из госпиталя, Христолюбова представили к награде – ордену Красной Звезды.

 — В письмах домой писали о верблюдах, фруктах, погоде, а вот о службе в Афганистане – ни слова,  — продолжает Михаил Дмитриевич. —  Письма перед отправкой прочитывались, поэтому обычно сообщали, что живы, здоровы и скоро вернемся.

Воевать приходилось и в горах, и в долинах, поэтому солдаты отрабатывали навыки ведения боя целыми днями. Для тренировок выбирали похожую местность. Старались отрабатывать все, что могло пригодиться. После тренировок командир обязательно анализировал выполненные действия. Если они были неверными, то снова тренировались. Но, как признается Михаил Христолюбов, в боевых условиях все оказывалось внештатно, все по-другому: стреляют, подрывают, убивают.

Навьючим на себя килограммов под 50 боевого снаряжения,  бронежилет, на голову каску — и в горы, — рассказывает участник боевых действий. — Все прекрасно понимали, что могли не вернуться. И так практически каждый день.

Некоторые из сослуживцев Михаила с той войны не вернулись. Многим из них не было и двадцати лет. А они, как и все,  мечтали возвратиться на родину, строили планы на жизнь. Все как обычно.В Афганистане погиб  его товарищ из Казани, умирал у него на руках…

 — Когда ехал домой, не переставал думать о том, что дослужил, выполнил свой долг, — завершает Михаил Дмитриевич. — Вернулся домой солдатом, за спины не прятался, не отсиживался. О своем подвиге и героизме даже не думал. Но было приятно с чистой совестью смотреть ребятам в глаза.  

Сейчас Михаил Дмитриевич работает начальником учебного автотранспортного участка в Марийском радиомеханическом техникуме. По собственной инициативе организовывает со студентами посещения в музей «Память» и встречи с афганцами. Говорит, что многие из них не знают о той суровой службе парней и, увидев экспонаты, задумываются, задают множество вопросов, а главное, ребята становятся серьезнее и хотят служить в армии.

Фото Н.Ефремовой и из личного архива ветеранов-афганцев.

Ранее сайт газеты «Йошкар-Ола» сообщал, что в Марий Эл МВД устанавливает личность погибшего в ДТП пешехода 14 февраля, а также рассказывал о том, что в Йошкар-Оле у школы №3 ограничили скорость до 40 км/ч. Кроме того, в Йошкар-Оле жильцы МКД могут оформить дворы в собственность и получить средства на их благоустройство.