НАШ ГОРОД И ГОРОЖАНЕ

Внучатая племянница марийского классика Якова Майорова-Шкетана рассказала о бабушкином «зингере» и рушнике

Полутораметровое вышитое льняное полотенце Зинаида Полянина хранит  с особым трепетом.
И неудивительно, ведь самотканому изделию уже более века. Для нее оно очень дорого, поскольку досталось от бабушки-рукодельницы, которая выткала и вышила рушник еще в конце 19 века. Только подумать! Время изделие практически не тронуло: добротная льняная ткань сохранила всю красоту и уникальность ручной вышивки. 

 За вековую историю своего существования полотенце для украшения домашних икон хранило и оберегало семью. Куда бы ни переезжала Зинаида Семеновна, семейный оберег всегда следовал за ней. Иначе, как говорит обладательница реликвии, не сохранился бы.

 Домашний оберег

Возможно, по красоте вековой рушник и уступает современным ярким полотенцам, но когда на него смотришь, поражает то, с какой любовью оно сделано, как аккуратно соткано, как бережно вышит узор, пленяющий своей точностью. А изнаночную сторону изделия практически не отличишь от лицевой – ни единого узелка! Ниточка к ниточке, петелька к петельке!

– Это полотенце наше родовое, мне оно досталось от бабушки Марфы Павловны Поляниной и передается по женской линии из поколения в поколение, – рассказывает Зинаида Полянина. – Считается намоленным и счастливым. Мне важно оно как память о моих предках. Бабушку я не видела, поскольку мама осталась без матери девятилетней девочкой, но она все-таки сумела сохранить и передать мне полотенце. Сама я его передам племяннице или в Старокрещенский дом-музей Якова Майорова-Шкетана, пока еще не решила.

Такие рушники, по словам Зинаиды Семеновны, делались в каждой крестьянской семье, они служили украшением для домашних икон. Рушник, или набожник, должен был покрывать все имеющиеся иконы, висевшие в «красном» углу дома. По народным представлениям, завешивать иконы в доме следовало для того, чтобы святые образа не могли «видеть» греховные дела людей. Обязательно «божницы» вывешивали двух видов – праздничные и будничные. У Зинаиды Семеновны хранится праздничный рушник. В хозяйстве его не использует, им нельзя даже вытирать лицо после умывания, поэтому просто хранит как добрую память. Даже место определенное ему выделила, чтобы вдруг при возникшей необходимости можно было достать, показать и рассказать о нем. Как, впрочем, было и после моего звонка Зинаиде Семеновне. Ни на секунду не задумываясь, она тут же ответила, что придет с ним на нашу встречу. Аккуратно положив в сумочку, так и сделала.

 Кормилица

Об одном сожалеет Зинаида Полянина, что некоторые семейные реликвии не удалось ей сохранить из-за случившегося пожара в квартире. На память от своей прародительницы от огня удалось спасти только полотенце и ручную швейную машину «Зингер», производства тоже конца 19 века. Где бы они ни жили, машинку всегда брали с собой. Прилежной хозяйке и мастерице без нее было как без рук. Берегли, не продавали, поскольку служила она семье верой и правдой. Наличие такой машины считалось определенным признаком семейного достатка. Во времена отсутствия широкого ассортимента одежды с ее помощью можно было за пару вечеров сшить себе и родным модный наряд на зависть подружкам и соседям. 

– Мама зарабатывала на этой машине, будучи еще подростком, – продолжает Зинаида Семеновна. – Когда она осталась сиротой – мать ее рано умерла, отец на фронте погиб – обшивала всю деревню Старое Крещено, поскольку денег не хватало. Всем шила марийские платья. Сидела за рукоделием с лучиной и шила одежду на заказ. Швейному мастерству ее успела немного научить мама, а потом уже сама совершенствовала навыки. Машинка помогла ей выжить в трудные времена. По воспоминаниям мамы, бабушка купила ее в Казани у сапожника. Да, на этой машинке была сшита еще и не одна сотня пар обуви! Машина шила все и всегда, не ломаясь, – кожу, холст. Иглу потолще вставляли – и «зингер» справлялся со всеми изделиями.

Швейная машина до сих пор в рабочем состоянии и может прекрасно справиться с шитьем изделия любой сложности, толщиной материала. Стоит лишь только смазать ее ходовые части специальным маслом, и она снова тихонечко застучит, соединяя выкроенные детали в изделие. Цены просто не было этой домашней технике! Как и рушнику, у Зинаиды Семеновны зингеровской машине отведено в доме свое особое почетное место. Когда машина не используется по назначению, то накрывается специальным изогнутым коробом-чехлом из фанеры, который спасает вековые механизмы от пыли.

– Я не такая мастерица и рукодельница, как мама, – говорит Зинаида Семеновна. – Моя деятельность оказалась совсем не связанной с рукоделием, в свое время уехала работать в Днепропетровск. Там окончила автотранспортный техникум, работала в таксомоторном парке. Заочно поступила в Харьковский автодорожный институт. Два курса окончила, вернулась на родину в 1985 году, хотела продолжить учебу в ПГТУ, но в вузе на тот момент не было такого факультета, и надо было ехать в Нижний Новгород, чего тогда не захотелось. В Йошкар-Оле работала в строительных организациях, вела кадровую работу. Сейчас на пенсии, активная участница городской ветеранской организации.

Теперь на это удивительное устройство, казавшееся в детстве Зинаиде Поляниной сложным и невероятно интересным, она может смотреть бесконечно долго. Плавные изгибы массивного корпуса, декоративные накладки со сложным орнаментом, отполированные до блеска руками бабушки и мамы, да и сам швейный механизм до сих пор притягивают внимание к себе, как магнит. Порой Зинаида Семеновна открывает шкаф, достает швейную машинку и с особым трепетом и любовью смотрит на вековую реликвию, а в мыслях начинают мелькать одно за другим детские и юношеские воспоминания.

Фото Н.Ефремовой.

Ранее сайт газеты «Йошкар-Ола» сообщал, что жительница Йошкар-Олы Клавдия Филиппова отметила 100-летний юбилей, а также рассказывала о том, что в Марий Эл выписались с выздоровлением из инфекционных стационаров 27 человек, поступили на лечение 13. Кроме того, полицейские в Йошкар-Оле поздравили с 8 марта вдов, матерей, дочерей, в Йошкар-Оле при столкновении 2 автомобилей пострадал 4-летний ребенокИнна Егошина из Йошкар-Олы рассказала о своей работе эксперта-товароведа