Волне насилия — волнорез защиты

Как обезопасить детей от преступных посягательств насильников? Эта актуальная проблема обсуждалась на пресс-конференции в республиканской прокуратуре. Начальник отдела по обеспечению участия прокуроров по поддержанию государственного обвинения  в суде по уголовным делам Прокуратуры РМЭ Людмила Евгеньевна Семенова и заместитель начальника этого отдела Руслан Викторович Габдуллин рассказали о законодательной защите несовершеннолетних и о тревожной ситуации в этом криминальном секторе преступлений.


КАК ОБЕЗОПАСИТЬ ДЕТЕЙ ОТ ПРЕСТУПНЫХ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ НАСИЛЬНИКОВ?

Эта актуальная проблема обсуждалась на пресс-конференции в республиканской прокуратуре.

Начальник отдела по обеспечению участия прокуроров по поддержанию государственного обвинения  в суде по уголовным делам Прокуратуры РМЭ Людмила Евгеньевна Семенова и заместитель начальника этого отдела Руслан Викторович Габдуллин рассказали о законодательной защите несовершеннолетних и о тревожной ситуации в этом криминальном секторе преступлений.

ЗА ГРАНЬЮ ДОБРА И ЗЛА

Когда идет речь о сексуальном насилии над  детьми, сложно подбирать слова  и оставаться в корректном пространстве.  С одной стороны, слишком деликатная тема, с другой — слишком однозначны действия преступников — за гранью добра и зла. И не может быть оправдательных канонов, когда взрослые люди таким нещадным образом преступают черту.

Руслан Викторович подробно рассказал о трактовках буквы закона, защищающего права детей в сексуальной сфере. Это и международные нормы, и перечень российского законодательства, серьезно ужесточающегося по отношению к преступникам. Не будем подробно останавливаться на известных положениях Уголовного кодекса и иных регламентирующих документах, обратим внимание на жесткость отдельных законодательных норм. Так, отягчающим фактором при насилии или иных сексуальных действиях над  детьми служит возраст малолетних — до 14 лет.  А если ребенку не исполнилось 12 лет, то насильнику  грозит более строгое наказание.  Для  любителей лолит  запрещен условный срок. А лицам с непогашенной судимостью за подобные преступления светит длительное заключение — вплоть до пожизненного.

К сожалению, законодательный кнут для насильников до поры до времени остается понятием гипотетическим, а запрещенный пряник только подогревает преступные аппетиты. Увы, в нашей республике за последние три года сложилась довольно тревожная ситуация, связанная с сексуальной безопасностью несовершеннолетних. Как подчеркнул прокурор, у нас меньше убийств, чем подобных посягательств на детей. Если обратиться к статистике пятилетнего диапазона, то динамика преступлений заметно усилилась.  Судите сами: в 2009 г. — одно изнасилование из 16  дел, рассмотренных Верховным судом, в 2010 г. — пять из 24-х, в 2011 г. — аналогичные показатели, в 2012 г. — семь из 36, в минувшем году —  десять из 17, в текущем — три преступления сексуального характера  из шести рассмотренных дел. А к концу года, по прогнозам специалистов, удручающие цифры вырастут. То есть волна насилия над детьми достигла разрушительных размеров — практически каждое второе уголовное дело, рассмотренное в Верховном суде, связано с сексуальными посягательствами на несовершеннолетних.

НЕБРОСКИЕ ТИПАЖИ ПРЕСТУПНИКОВ 

В прокуратуре обобщили основные портретные параметры насильников. В чем-то они далеки от расхожих стереотипов, в чем-то вполне укладываются в классические рамки. Итак, охотятся на детей мужчины от 18 до 48 лет. Лишь за последние два года в позорный реестр попали двое подростков. Озабоченные «ловеласы» предпочитают действовать в одиночку, стараются остаться с детьми тет-а-тет, не привлекая внимание посторонних. Как правило, плохие дяди не блещут интеллектом — большинство из них имеют проблемы с психическим развитием. Лишь изредка алкоголь отягощал некрепкий умишко озабоченных извращенцев. Примечательно, но  по результатам психолого-психиатрической экспертизы ни один из насильников не вписался в  категорию педофилов.

Говоря о криминальных предпочтениях, в 16 из 17 случаев в числе пострадавших были девочки, лишь в одном — мальчик. В основном издевались над детьми отцы или отчимы за закрытыми дверями домов и квартир. Только в трех происшествиях отличились незнакомцы, нападавшие на беззащитных детей. Местом преступления становились подвалы подъездов, кабины лифтов, квартиры, доверчиво распахнутые детьми.

Увы, в нашей республике складывается неблагоприятная социальная тенденция по этой категории преступлений — около 65 процентов из них совершили мужчины, не обремененные работой. Нередко «добывает мамонта» слабая половина, а сильная греется у домашнего очага, разжигая угли низменных страстей. А объектом грязных помыслов становятся дети, оставленные на попечение развратных папаш и отчимов. В социально уязвимых семьях нищета усугубляется алкоголем. В порочный круг пьяных пристрастий вовлекают девочек-подростков. Это один уровень домогательств в семье, другой — еще трагичнее: семейные извращенцы развивают свой основной инстинкт на малышах от трех до семи лет. Похоже, приплыли, куда уж дальше-то?

Примечательно, но тихушники-развратники  зачастую не привлекают к себе внимания: лишь треть из 18 осужденных отличалась уголовным прошлым, и только один насильник был замечен в аналогичном преступлении.

В ЛИДЕРАХ — ЙОШКАР-ОЛА

Львиная доля грязных сексуальных преступлений  совершается в Йошкар-Оле — марийская столица на лидирующих позициях этого криминального рейтинга. Ей чуть уступают шесть районов республики — Медведевский, Звениговский, Сернурский, Моркинский, Параньгинский, Горномарийский. Но география, как и аналитика, — субстанция не безусловная, а доказанная. То есть это официальная статистика и мониторинг данных на основе раскрытых преступлений. Как подчеркивают в прокуратуре, вид преступности, о котором идет речь, — латентный. Может, это не верхушка айсберга, но что-то подобное. По большинству уголовных дел совершенно случайно выявлялись факты насильственных посягательств. А ведь нужно собрать доказательственную базу, и детские показания в комплексе морально-нравственных противоречий, длительных экспертиз не самое сильное звено. Насильники, как правило, вертятся как ужи на сковородке, отрицая свою вину, — слишком статья не престижная, особенно в уголовных кругах. А родственники не спешат выносить сор из избы, если в неблаговидной истории задействован глава семьи. Словом, чтобы злоумышленника отправить на скамью подсудимых, требуется максимум усилий со стороны правоохранительных структур.

И здесь гражданская позиция общества не должна напоминать страусиную конфигурацию. Имеющий глаза, да увидит, имеющий уши, да услышит, имеющий сердце — откликнется и сообщит куда следует. Дети, по определению, — табу для мерзких преступников.

В очередных номерах еженедельника мы расскажем  об уголовных делах, по которым Верховный суд республики вынес свои вердикты.

Ольга САЛТАНОВА, 
при содействии пресс-службы Прокуратуры РМЭ