«Вот если бы был еще один марийский театр…»

В этом году Олегу Геннадьевичу исполнилось 60 лет. Он начинал в Национальном театре драмы им. М. Шкетана, а потом был назначен руководителем нового Театра юного зрителя. О своей судьбе, детских мечтах, упорной учебе Олег Иркабаев рассказал «Й».


ТАК КОГДА-ТО СКАЗАЛ МИНИСТРУ КУЛЬТУРЫ МАРИЙ ЭЛ РЕЖИССЕР ОЛЕГ ИРКАБАЕВ

В этом году Олегу Геннадьевичу исполнилось 60 лет. Он начинал в Национальном театре драмы им. М. Шкетана, а потом был назначен руководителем нового Театра юного зрителя.

О своей судьбе, детских мечтах, упорной учебе Олег Иркабаев рассказал «Й».

НУЖНАЯ ОСТАНОВКА

Родился Олег Геннадьевич в Башкирии, в деревне Тынбаево. С самого детства очень любил театр. Тогда нередко на гастроли приезжал Театр им. М. Шкетана, и для еще маленького Олега это были священные дни, которые он ждал с упоением и заранее волновался, как бы в этот день не пошел дождь (спектакли обычно шли под открытым небом). К тому же отец Геннадий работал заведующим клубом и ставил здесь спектакли. Надо ли говорить, что его сын постоянно присутствовал на всех репетициях? А потом, по примеру старших, дети в деревне тоже начали готовить свою самодеятельность. «В то время театр был очень популярен и востребован, и даже наши самодеятельные спектакли шли с успехом, — рассказывает Олег Геннадьевич. — И когда ты получаешь какую-то волну со сцены и понимаешь, что все внимание зрителей обращено на тебя, то все больше возникает потребность в театре. Получилось так, что я организовывал эти спектакли. А уже в более старших классах мы даже ездили по соседним деревням. И вот этот процесс организации всего действа мне очень нравился».

Но все же юный Олег хотел быть писателем (и задатки к этому были: однажды учитель сказал, что совсем не удивится, если он будет писать). А вот мечта о театре казалась несбыточной, ведь учиться надо было ехать в Москву. Стать писателем было проще — всего-то надо было поступить в пединститут в Йошкар-Оле, ведь, как точно знал Олег, все марийские писатели заканчивали пединститут. А потом он увидел в газете «Марий коммуна» объявление, что будет набор в культпросветучилище на театральное отделение, хотя тогда обучали всего 2,5 года и то на режиссера любительского театра. Но это не имело значения, факт оставался фактом: чтобы связать свою жизнь с театром, можно было ехать и в Йошкар-Олу.

И вот настало время, когда он с младшим братом отправился в марийскую столицу (брат собирался поступать в совхозтехникум). Здесь они сели на первый попавшийся троллейбус, отправлявшийся от вокзала, и спросили у одной женщины, где находятся техникум, училище и пединститут. Оказалось, что училище и техникум находятся буквально друг напротив друга (на улице Пушкина), а вот до пединститута нужно ехать дальше. Так правильное местоположение сыграло определенную роль в судьбе будущего режиссера. А уж когда он зашел в культпросветучилище и окунулся в царившую там творческую атмосферу, выбор был сделан окончательно.

ХОЧУ УЧИТЬСЯ

Всего год отучился Иркабаев в Йошкар-Оле, как его призвали в армию. К его большому несчастью, отсрочек тогда не давали. А тут еще и гастроли наметились с труппой марийского театра, так что накатила на отчаявшегося студента беспросветная тоска: как это — взять и все бросить? Но деваться было некуда, пришлось отправляться на службу. Конечно, в армии его привлекли в самодеятельность — не пропадать же такому ценному кадру. Но все же это было не то. А как-то потом, в карауле, он снова прочитал объявление в газете о том, что Московский институт культуры набирает студентов на подготовительное отделение. Ну как не воспользоваться таким шансом? Будучи в увольнении, Олег поехал в институт, чтобы узнать все о наборе. Оказалось, что это для тех, кто уже работает в сфере культуры. Что делать? «Не отчаиваться!» — решил Иркабаев и обратился за помощью к брату, который в родной деревне заменил отца в клубе. Брат поступил вместо служившего Олега на подготовительное отделение, ему целый год присылали задания (была заочная форма обучения), в свою очередь он их отсылал Олегу, который добросовестно все выполнял и посылал обратно в институт. Такая вот сложная цепочка. А потом эта небольшая хитрость так и не открылась: никто в институте и не обратил внимания, что имя другое, главное — фамилия та же. После подготовительного отделения Иркабаев проучился здесь четыре года, тоже на режиссера любительского театра, но и этого было мало. «Только к 4 курсу я понял, что еще только-только начинаю что-то нащупывать, понимать в режиссуре и в театре, и появилась какая-то внутренняя паника, потому что мы уже заканчивали обучение», говорит он.

После Москвы Олег Геннадьевич вернулся в Йошкар-Олу, где Сарра Кириллова, главный режиссер Театра им. М. Шкетана, предложила ему поступить в ГИТИС по целевому направлению и получить уже профессию режиссера профессионального театра. Конечно, он согласился, хотя на тот момент у него уже была семья, маленький ребенок. «Видимо, я был очень самоуверен, что у меня уже есть высшее образование, — делится Иркабаев. — Мне казалось, что я легко поступлю, и я почти не готовился. Но оказалось, что там таких с направлением от республики было много, и я с грохотом провалился. И вот тогда я поставил перед собой цель обязательно поступить, но уже, конечно, самостоятельно».

Только через четыре года Олег Геннадьевич смог поступить в ГИТИС на общих основаниях. Правда, и тут не обошлось без казусов. Ремез Оскар Яковлевич к себе его не принял, настоятельно рекомендуя учиться на заочном, и пришлось идти в мастерскую к Петру Фоменко, холодный и строгий взгляд которого не предвещал ничего хорошего. Но Фоменко оценил способности будущего режиссера, а главное, огромное желание учиться и предложил поступать сразу на 2 курс к Борису Голубовскому, тот как раз добирал себе студентов, потому что был не особо доволен своим курсом. Так Иркабаев и сделал, правда, весь первый год будто пришлось снова держать экзамен, чтобы доказать свою состоятельность и не быть отсеянным. Закончил ГИТИС Олег Геннадьевич в 1987 году с отличием.

КАК ОТКАЗАТЬ НАРОДНОМУ ПОЭТУ

Потом снова приехал в Театр им. М. Шкетана, где сначала поставил дипломный спектакль «Последний срок» по повести Распутина, оцененный как хороший дебют. Потом были и другие работы, но вот больше всего запомнился спектакль «Савик» по роману горномарийского писателя Никона Игнатьева. «Когда я прочитал этот роман, я был просто ошеломлен, настолько это высокий уровень литературы, — рассказывает режиссер. — Этот роман захватывает, он очень острый, сатирический, здесь характеры, столкновения — небывалая внутренняя мощь! И я потом сел и начал писать сценарий по этому роману. Мне кажется, что, работая именно над этим спектаклем, я впервые нащупал свой режиссерский язык. Это был определяющий для меня спектакль».

Над этим спектаклем работала сильная команда: художником был Евгений Иванов, в то время оформлявший спектакли в нашем оперном театре, музыку написал Вениамин Захаров, а стихи — Семен Николаев. «Первый раз, когда Николаев принес мне стихи, я их не принял, — говорит Иркабаев. — Это было не совсем то, что нужно. А он, народный поэт, проглотил это от молодого режиссера, я видел, что ему неприятно, он внутренне напрягся, но все же потом он написал новые стихи, и вот они-то уже были гениальны». Все совпало тогда, и актеры пошли за необычной, небытовой формой, которую им предложил режиссер.

КАК ОБРАЗОВАЛСЯ ТЮЗ

Так сложилось, что через некоторое время Олегу Геннадьевичу стало тесно в Театре им. М. Шкетана, да и в Йошкар-Оле, и он принял решение уехать, чтобы не потерять себя и сохранить трепетное отношение к театру. Ставил в других городах — в Туле, Ставрополе. В Ставрополе ему даже предложили остаться насовсем. Но тогда Георгий Константинов, режиссер нашего Русского театра, узнав, что Иркабаев ушел из нацдрамы, предложил ему работу у себя. Олег Геннадьевич крепко задумался, умом он уже понимал, что ему лучше вернуться в Йошкар-Олу, но почувствовал это в полной мере, когда, будучи в Ставрополе, увидел в городе афишу со своим именем. «И я подумал: «А кто такой Олег Иркабаев для этого города? — делится режиссер. — А вот в Йошкар-Оле обо мне знают, меня уже любят, ждут». И я понял, что хочу вернуться».

Около года он проработал в театре у Г. Константинова, когда его вызвал к себе тогдашний министр культуры Николай Гаврилов. У него в кабинете сидели актеры Театра им. М. Шкетана, они очень хотели, чтобы Иркабаев вернулся в их театр. Да и Гаврилов отметил, что ему правильнее будет работать именно в национальном, марийском театре. «Я все понимаю, но не могу вернуться, — ответил тогда режиссер. — Вот если бы был еще один марийский театр…» Сказал он это просто так, для отговорки, понимая, что это невозможно. «Подумаем», — нахмурился тогда министр. А через некоторое время снова всех собрал и предложил создать при Русском театре марийскую студию. Шкетановцы горячо поддержали идею. «Получилось, что я попался, — делится сейчас Олег Геннадьевич. — И отказать уже было нельзя». Но раз взялся за гуж, не говори, что не дюж. Потом решили, что все-таки марийская студия при Русском театре — это как-то странно, и потому было решено создать новый самостоятельный Театр юного зрителя. При музучилище открыли театральное отделение для обучения актеров специально для будущего театра, и работа закипела.

А в этом году Театр юного зрителя получил новые функции и был переименован в Республиканский театр-центр для детей и молодежи. В следующем сезоне здесь, кстати, планируется работа над «Обломовым». Сергей Пронин, бывший худрук карельского театра, написал пьесу по этому роману под псевдонимом Сеппо Кантерво и предложил ее театру.

Сейчас в планах у Иркабаева еще много идей и спектаклей, над которыми бы хотелось поработать, среди них «Ромео и Джульетта», «Салика», все пьесы Чехова. Да и у ТЮЗа начинается новая эра. Так что остается пожелать режиссеру и его театру новых свершений и успехов.

Ирина СУВОРОВА