Затянуть пояса

Вспоминая в связи с нынешним кризисом тяжелые девяностые годы, опрошенные нами йошкаролинцы в большинстве своем убеждены: то время во всех его негативных реалиях не повторится. А вот как долго продлится нынешний сложный период в российской экономике?


ВСПОМИНАЯ В СВЯЗИ С НЫНЕШНИМ КРИЗИСОМ ТЯЖЕЛЫЕ ДЕВЯНОСТЫЕ ГОДЫ, ОПРОШЕННЫЕ НАМИ ЙОШКАРОЛИНЦЫ В БОЛЬШИНСТВЕ СВОЕМ УБЕЖДЕНЫ: ТО ВРЕМЯ ВО ВСЕХ ЕГО НЕГАТИВНЫХ РЕАЛИЯХ НЕ ПОВТОРИТСЯ. А ВОТ КАК ДОЛГО ПРОДЛИТСЯ НЫНЕШНИЙ СЛОЖНЫЙ ПЕРИОД В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ?

Недавно на улице мы услышали разговор двух прохожих. Один из них, которого в начале года сократили на работе, говорил: мол, многие убеждены, что скоро скатимся обратно в 90-е годы. Второй возражал: нет, до 90-х уж никак не дойдем, все-таки сейчас в стране другая ситуация, вериткаль власти, запас прочности и т. д.

После этого «Й» провела опрос среди йошкаролинцев: к какому мнению они больше склоняются? Мы попросили их вспомнить жизнь в 90-х годах и высказать свои предположения относительно продолжительности нынешнего кризиса. При этом нашими респондентами были не только обычные горожане, но и люди, обладающие соответствующими профессиональными знаниями.

Нина Алексеевна, преподаватель:

— Жилось в 90-е годы трудно: строили кооперативную квартиру девять лет. Мечтала утром поесть творог со сметаной. Покупали две сосиски маленькому сыну, даже хлеб выбирала подешевле, в промтоварные магазины отвыкла ходить. Думаю, такого плохого положения не будет, как в 90-е. Тогда был развал Советского Союза, все экономические связи разрушились. В 2000-е кое-что создали в новой России. Но о продуктовой безопасности страны так и не позаботились, так что, думаю, этот кризис не скоро закончится.

Анастасия Владимирова, сотрудник фирмы:

— В 90-е годы я только закончила учебу и помню, как приходилось экономить даже на питании, как я варила для семьи кашу из молока, которое бесплатно получала на молочной кухне для грудного ребенка — ему, к счастью, хватало моего. Помню, как однажды мама, которой несколько месяцев не платили пенсию, отравилась старым салом, которое нашла в морозилке, потому что никаких других продуктов в холодильнике не осталось. Помню, как рабочим на заводах выдавали зарплату натурой — велосипедами и т. д., потому что не было денег, а в учреждениях культуры держали магазины, в которых работникам выдавали продукты в счет зарплаты. Вспоминается это как ужасный сон, и, к счастью, даже при нынешнем кризисе не представляешь, что 90-е могут вернуться — государство, слава богу, стало совсем другим. А вот сколько продлится нынешняя ситуация, предположить затрудняюсь.

Альберт Мамаев, преподаватель:

— Нет, 90-е не повторятся. Кризис пройдет, как только цены на нефть установятся на уровне 80 долларов за баррель.

Сергей, 38 лет:

— В 90-е мне жилось весело, так как я был студентом. О еде думали родители, но, по их рассказам, конечно, было тяжело. Жили своим хозяйством. Думаю, что если в экономике не произойдет коренных изменений, то нынешний кризис будет сложно преодолеть.

Алевтина Александровна, 50 лет:

— 90-е годы были страшны для меня прежде всего падением нравственности. На помощь тогда пришла Русская православная церковь. Начали возрождаться храмы, люди вновь обретали Бога. Что касается экономического положения, то и в 90-е никто тараканов не ел, люди поднимали приусадебное хозяйство, держали скот. Сейчас же все мы неимоверно обленились. Но я поддерживаю политику Путина, и как верующий человек, закончу просто: на все воля Божья.

Валерий Голубев, кандидат философских наук, доцент кафедры философии и политологии МарГУ, заслуженный работник образования Республики Марий Эл:

— Конечно, люди боятся, и это легко понять, если продукты питания становятся в два раза дороже. В связи с неоконченной войной (на юго-востоке Украины — Ред.) кризис будет длиться не меньше двух лет. Что-то руководители страны, конечно, будут предпринимать, есть какой-то запас средств, которым страна будет пользоваться. Единственное, я против того, чтобы большая сумма денег шла на вооружение.

Илья Губайдуллин, управляющий ВТБ24 в г. Йошкар-Оле:

— Я думаю, что этот кризис ровно настолько, насколько быстро мы сможем перестроить свою работу в новых обстоятельствах. Если действовать эффективно, полагаясь на внутренний экономической потенциал, то можно в ближайшие три — пять лет развить импортозамещение и вывести нашу промышленность на новый уровень технологического развития в самых разных отраслях. Для этого необходима предпринимательская инициатива, прямая государственная поддержка отраслей, инновации, финансовая поддержка со стороны банковской системы. Большое будущее в этих реалиях, на мой взгляд, есть у малого и среднего бизнеса. То, что было не очень востребованным, становится актуальным как для бизнеса, так и для потребителей. Главное — найти свою нишу в этих условиях.

Что значит вернуться в 90-е, я не очень себе представляю. Ситуация с государственными финансами и госдолгом сейчас совсем другая, да и стоимость барреля той же нефти гораздо выше 20 долларов. Кто-то просто уже не очень помнит то время, а кто-то помнит и не очень хочет возвращения назад. И мне кажется, все сделали правильные выводы с тех времен и повторения той ситуации уже не будет.

Фаина Гумарова, заведующая кафедрой экономики и финансов МарГУ, кандидат экономических наук, доцент:

— Россия в 90-е годы была финансово очень слабой. Сегодня страна в корне другая и, естественно, финансовые источники у государства совсем иные. У нас есть резервы, и к тем условиям мы вряд ли вернемся. К ним можно подойти, только если начнется гиперинфляция, как в то время: в первой половине 90-х ифнляция была просто сумасшедшая, доходила до 300 процентов. Но такого, конечно, сейчас не будет, потому что государство держит руку на пульсе: имеются рычаги воздействия, регулирования основных тарифов — все это позволяет удерживать инфляцию. Сегодня и Центробанк, и Министерство финансов четко реагируют на какие-то резкие негативные изменения в экономике.

Сколько продлится нынешний кризис? Владимир Путин на встрече с журналистами сказал, что высокая инфляция у нас будет сохраняться, по крайней мере, два года. С прогнозами можно ошибиться, но я думаю, что быстро выйти из ситуации, конечно, не получится. Трудности будут три-четыре года точно. Нам придется затянуть пояса, и сейчас нужно думать только о ресурсосбережении. К щедрым 2000-м годам, щедрым на инвестиции и т. д., мы придем не скоро, потому что резервы наши исчерпаются — они сейчас пойдут на обслуживание социальных нужд. Насколько быстро мы снова накопим эти резервы, будет зависеть от динамики цен на нефть, потому что 70 процентов наших налоговых поступлений идет за счет топливно-энергетического комплекса.

Самое главное сейчас — чтобы предприятия хотя бы не снижали свой оборотный капитал. Если выживут предприятия, то государство не потеряет налоговую базу, более-менее сохранятся рабочие места, а для этого необходимо поддержание оборотных ресурсов. Однако при высоких ценах на кредитные ресурсы оборотный капитал сегодня практически подошел к нулю. Некоторые предприятия взяли кредиты под 30 процентов — они вынуждены были это сделать, потому что им нужно платить налоги, зарплату сотрудникам. Чтобы такие кредиты платить, нужно иметь рентабельность хотя бы 40 — 45 процентов. Поэтому кредиты, конечно, должны быть доступными. Для некоторых отраслей государство обещало субсидировать часть кредитных процентов. Пока принято решение для одной отрасли — аграрно-промышленного комплекса. В общем, посмотрим, что покажут результаты первого квартала.

Опрос провела Ирина СУВОРОВА