ЗВОНЯТ, ОТКРОЙТЕ ДВЕРЬ!

Рейды сотрудников службы судебных приставов по должникам – дело обычное. А насколько они бывают результативными, узнаем, отправившись по квартирам йошкар-олинских должников с судебными приставами-исполнителями Йошкар-Олинского городского отдела судебных приставов № 2 и представителями Единого расчетного центра РМЭ.


Рейды сотрудников службы судебных приставов по должникам – дело обычное. А насколько они бывают результативными, узнаем, отправившись по квартирам йошкар-олинских должников с судебными приставами-исполнителями Йошкар-Олинского городского отдела судебных приставов № 2 и представителями Единого расчетного центра РМЭ

 

Расплачивается мама

По первому адресу проживает мужчина, который задолжал ресурсоснабжающим организациям более 49 тыс. руб. Но дома его не застаем, дверь квартиры открывает пожилая сухонькая женщина, как выясняется потом, его мама. Проходим в комнату, и судебные приставы, представившись, интересуются, где сейчас находится сын. Видимо, в женщине просыпаются материнские инстинкты и она, пытаясь защитить свое великовозрастное дитя, несколько раз повторяет, что не знает, где живет ее сын и где сейчас находится. Но шустрый мальчуган дошкольного возраста с пытливым взглядом и еще чистым сознанием заявляет: «Вообще-то он на работе». Выясняем, что это сыночек ее погибшей дочери. И бабушке ничего не остается, как начать давать объяснения. Оказывается, что ее сын уезжает на заработки, правда, трудится неофициально, и дома появляется редко. Но порядок есть порядок, и судебный пристав-исполнитель выписывает для должника постановление о явке на прием.

Здесь по всем законам жанра судебный пристав-исполнитель должен был бы наложить арест на имущество. Но как забрать телевизор, который, по всей видимости, является единственным познавательным развлечением для внучка. И стиральная машинка бабушке-инвалиду крайне необходима. Да и в целом обстановка в трехкомнатной квартире такова, что ни у кого из участников рейда даже мысли не возникает о ее ликвидности.

Едем дальше, и я по дороге все думаю об этой бабушке. В душе зарождается тягостное чувство: вот, жила на свете женщина, рожала и растила детей, мечтала, строила планы, но судьба распорядилась по-своему. За ней сейчас уход нужен, а она, пожилая и больная, не знает покоя. Более того, еще и часть пенсии отдает за долги. Если бы не было задолженности, она вполне могла бы подать документы на жилищную субсидию. У нас в городе немало случаев, когда государство возмещает львиную долю жилищно-коммунальных платежей, но только тем, кто платит по счетам регулярно.

Чувство жалости сменяется досадой, когда мы начинает общаться со вторым должником. Здесь совершенно другая история. Когда-то здесь проживала большая семья, судя по полученной от государства четырехкомнатной квартире. Но пришло время, и родители ушли в мир иной. Казалось бы, погоревав, дети должны были жить дальше – крыша над головой есть, только знай работай. Все-таки в Йошкар-Оле больше возможностей для трудоустройства, чем в районах республики. Но два их сына предпочли работе пьянку, и долг по квартплате мгновенно взлетел до 50 тыс. руб. На момент рейда в квартире находился только один брат, Сергей. Его внешний вид красноречиво говорил о том, что этот человек практически потерян для общества. А когда парень заговорил, стало ясно, что, даже если служба занятости населения проведет у него на дому ярмарку вакансий, он все равно не будет работать.

Второй брат, Максим, по рассказам хозяина, тоже в поисках работы подметки не рвал. Но нашел женщину с ребенком, у которой, по всей видимости, столовался. И где же они находили денег на выпивку? Как ни странно, но квартира еще «не заросла» грязью, хотя мебели в ней был самый минимум. Наверное, все мало-мальски ценное братья продали.

Судебный пристав-исполнитель наложил арест на старенький телевизор, глядя на который всем участникам рейда стало ясно, что продать его нереально. В лучшем случае можно сбыть за 200 – 300 руб.

В следующей квартире судебный пристав-исполнитель даже не смог совершить положенные по закону действия – взять объяснение, проверить имущество, вручить постановление, потому что внутри жилья была кромешная тьма. Подсвечивая путь телефонами, приставы кое-как разглядели жильцов квартиры – семейную пару, их маленького сынишку-дошкольника и дедушку. Оказалось, электроэнергия отключена в квартире за долги неделю назад. Глава семьи не работает, и даже при слабом свете мобильника на его лице видна печать алкоголизма. Хозяйка квартиры, выступая в защиту своего благоверного, сказала: «Мы ждем дедушкину пенсию, чтобы подключить свет». Да, пожалуй, здесь есть повод задуматься органам опеки. Приставы вручили должнику повестку о явке на прием и потихоньку вышли из сумрака.

Насмотревшись на должников, я поехала домой, а судебные приставы отправились по другим адресам. Да, по роду своей деятельности приставы обязаны возвращать долги. Но даже если они каждый день будут приходить к подобным сергеям и максимам, вряд ли те возьмутся за ум и начнут регулярно платить за коммуналку. Не подействуют на них и извещения о наличии задолженности, которые, к примеру, МУП «Водоканал» стало вывешивать на дверях подъездов. Законодательство должно быть к ним более суровым – не хочешь платить за блага цивилизации и большую квартиру, оставайся без них.

 

В рейд с судебными приставами ходила Валентина НАЗАРОВА