КУЛЬТУРА, ИСТОРИЯ, РЕЛИГИЯ

Непростой 1930-й: что такое «торгсин» и зачем в Йошкар-Оле устроили митинг протеста против папы римского

Продолжаем «листать» страницы истории Йошкар-Олы с нашим автором. 1930-й год запомнился йошкаролинцам прежде всего яростной борьбой в деревне против тех, кого считали кулаками.

На главном фото: Марийские рабфаковцы – будущие инженеры (1930 г.).

Во исполнение постановлений ЦИК и Совета народных комиссаров СССР, ЦК ВКП (б) на местах проводили политику раскулачивания крепких крестьян. Вопрос стоял жестко: ликвидация кулачества как класса. На практике это выражалось выселением целых семей из деревень.

Одних – за пределы деревень на выселки, других вообще вывозили за пределы Маробласти. Хлеб, отобранный у зажиточных крестьян, пускали на экспорт для покупки машин и технологий. Покупали целые заводы, которые демонтировались в США и затем вновь собирались в СССР подобно Сталинградскому тракторному и Нижегородскому автомобильному заводам. Но конъюнктура в тот период была в мире низкой и средств все равно не хватало.

В Йошкар-Оле объявили, как и по стране, кампанию по сбору утильсырья, которое также должно было пойти на экспорт. Газеты вещали: «Миллионы лежат на свалке!» В дело шли кости, рога, копыта, кишки животных, старые тряпки, пробки, конский волос, свиная щетина, а также лекарственные травы. Строить планировали широко. В Йошкар-Оле начали строить Дом советов на углу улиц Гоголя и Карла Маркса, и двухэтажную каменную областную больницу (нынешняя поликлиника №1 на проспекте Гагарина).

Но вот со снабжением продовольствием в период ликвидации кулачества стало совсем плохо. Появились закрытые распределители, куда пускали не всех, а лишь тех, у кого были соответствующие ордера с литерами для ответственных работников в лице работников обкома и райкомов партии и советских учреждений. Для прочих граждан открыли магазин, получивший в народе название «торгсин», где торговали продуктами питания и товарами повышенного спроса в обмен на золото, серебро, валюту и драгоценности. Просуществовали «торгсины» до начала 1936 года. В торгсин несли царские монеты, обручальные кольца, броши, серебряные ложки.

Рабочие кооперативы открывали для «своих» пайщиков столовые. В бывшем доме Селиванова, конфискованного 2-3 года назад, после того, как там побывали детский сад и биллиардная, сделали столовую рабкоопа. Одновременно из-за недостатка сырья закрывали артели по производству продуктов питания и одежды. А обвиняли во всем кулаков, которые-де дезорганизуют мясной рынок.

Жили трудно, но как никогда было велико стремление тогдашней крестьянской молодежи учиться. Вчерашние сплавщики леса, батраки и пастухи мечтали стать специалистами-инженерами, врачами, учителями. Рабочие факультеты при вузах, рабфаки, натаскивали будущих студентов на курс средней школы. Марийские рабфаковцы, которых направляли на учебу в Москву, Ленинград, Казань, Нижний Новгород, образовывали там целые землячества.

13 августа в СССР проводили День индустриализации. В Йошкар-Оле начинали с немногого. На кирпичном заводе пустили пресс на 32 тыс. штук кирпича в сутки. Строили свою ремонтно-кузнечную мастерскую. 1 октября праздновался День ударника. Соцсоревнование и ударничество были знаком времени.

Спорт того времени был «пролетарским», призванным формировать нового человека – строителя социалистического общества. Спорт был в СССР не столько для рекордов, сколько для вовлечения людей в физкультурное движение. Стране нужны были крепкие тренированные солдаты и выносливые рабочие. 1-3 августа в Йошкар-Оле проводили 4-й областной праздник физкультуры. В январе 1930 года в нашем городе состоялся впервые хоккейный матч, проведенный на местном катке.

Популярными были лыжные соревнования. Хоккейные матчи собирали немало болельщиков и в Йошкар-Олу приезжали мастера хоккея с шайбой из Казани. Кроме хоккея в городе популярны были футбол и баскетбол.

«Техника в период реконструкции решает все!»

Человеку нового общества не полагалось верить в Бога, а потому церкви закрывались. «Иконы – в утиль, колокола – в металлический лом!». Свою лепту в антирелигиозную борьбу вносил и кинематограф. В тот год на экраны страны вышел острый сатирический фильм «Праздник святого Йоргена». Люди собирались на митинг протеста против папы римского Пия ХI, объявившего «крестовый поход» против «безбожного» Советского Союза.

Собирали средства на необычайно популярные дирижабли, которым присвоили имена «Правда» и «Клим Ворошилов», «Пятилетка – в четыре года». Собирали и на госзаймы. Несмотря на низкую квартирную плату, в городе выросло число неплательщиков. Йошкар-Ола испытывала острый недостаток жилья. Горожане нуждались буквально во всем, и показательно, что в 1930-м резко выросло число случаев квартирных краж. Среди воров нередко попадались и несовершеннолетние.

В 1930 году открыли марийское научное учреждение МарНИИ языка, литературы и истории. С 1 октября начала выходить областная комсомольская газета «Рвезе коммунар», выходившая в республике под разными названиями вплоть до середины «нулевых». В том же году появился марийский пионерский журнал «Пионер йук» («Голос пионера»).

В 1930 году сменилось партийное руководство в Маробласти. Марийскую областную организацию в самом конце мая возглавил некто Али-Гейдар Ширвани, выходец из Тегерана (Иран). И по сей день не вполне ясно, кто его протежировал в Политбюро ЦК ВКП(б): знакомец Микоян или же сам Сталин. «Прославился» сей деятель своей сластолюбивостью и в конце концов через несколько лет слетел с поста за «аморалку».

В 1930 году многое было не в порядке в МАО, что в Москве и Нижнем Новгороде могли и ставили в претензию местным властям. В первую голову, это – срыв весеннего сева и хлебозаготовок. Но так было в тот год почти по всему СССР, в котором крестьянству ломали хребет. Так что инициаторам коллективизации было за что винить самих себя, что, в частности, показала нашумевшая еще в марте статья самого Сталина «Головокружение от успехов», вызвавшая оторопь у тех, кто рьяно раскулачивал, и надежду у крестьян, побежавших было из колхозов.

Итог года был непростым: достижения были, кто спорит, но уж очень велики издержки!

Напомним, сайт газеты «Йошкар-Ола» рассказывал, что как в Йошкар-Оле запретили Пасху, показывали кино в соборе и организовали ячейки воинствующих безбожников.

Василий ВАСИЛЬКОВ.

Фото предоставлены автором.