КУЛЬТУРА, ИСТОРИЯ, РЕЛИГИЯ

Йошкар-Ола — 1936: в городе открылся ипподром, а в квартирах запретили использовать лампочки мощнее 60 ватт

Год 1936 для Йошкар-Олы был весьма знаменательным. В  марийской столице открылся свой ипподром, рассказы Зощенко перевели на марийский язык, в квартирах было запрещено использовать лампочки мощностью выше 60 ватт,  трагически погибла парашютистка Ната Бабушкина… И это, разумеется, не все, чем он запомнился горожанам.

1936 год был одним из тех, которые впоследствии историки называют «переломными» и «рубежными», после которых мир никогда уже не был прежним. Человечество как бы незаметно для себя вступило на дорогу мировой войны.

Война подкралась к людям, не подозревавшим о ней и не желавших повторения мировой войны 1914-1918 годов, как рассказывает газета «Йошкар-Ола», мелкими шажками. Сперва Гитлер рискнул, в нарушение Версальской системы, занять Рейнскую область. Он очень рисковал, не имея еще мощной армии. Но сошло: Англия и Франция проглотили это. Проглотили ведущие европейские державы и агрессию муссолиниевской Италии в Абиссинии, где фашисты не гнушались травить африканцев спиртом.

Тщетно взывал абиссинский негус с трибуны Лиги Наций к мировому сообществу: «У вас будет то же самое, что и у нас!» Аппетит хищников возрастал. Объектом варварских бомбежек и обстрелов Германии и Италии стала республиканская Испания… И что? В ответ англичане и французы взяли в блокаду жертв агрессии, создав «Комитет по невмешательству», и не предприняли никаких санкций против Гитлера, Муссолини и Франко. У людей, однако, все еще сохранялись иллюзии. Они верили в силу Народных фронтов во Франции и Испании, в международную солидарность, выразившуюся в создании интербригад, сражавшихся с фашистами.

В Испании воевали наши летчики и танкисты, военные советники, рисковали жизнью моряки. Йошкаролинцы отчисляли от своей зарплаты на помощь героическому народу Испании деньги. Даже дети несли свои деньги, желая помочь антифашистам. Октябренок Вова Медведков, ставший впоследствии прекрасным спортсменом и журналистом, принес в редакцию газеты 2 рубля…

В самом Советском Союзе тоже было непросто. С одной стороны, обсуждалась и принималась самая демократичная в мире Конституция, гремели на всю страну подвиги стахановцев и летчиков-полярников, восхищали своими достижениями спортсмены, с другой – нагнеталась атмосфера ненависти к «врагам народа» – личным «врагам Сталина», срежиссировавшего процесс «правотроцкистского блока» и уничтожившего Г. Зиновьева и Л. Каменева.

В Маробласти была поднята волна кампании против «мелкобуржуазных националистов», главарем которых объявили директора МарНИИ В.А. Мухина. По сути, прошла в 1936 году генеральная репетиция «Большого террора» 1937-1938 годов. Жестокой критике был подвергнут драматург Шкетан, после смерти признанный классиком.

Трагическим 1936 год был в нашей республике еще и по причине неурожая, вылившегося в самый настоящий голод.
Гибель отважной спорт-сменки-парашютистки, рекордсменки Наты Бабушкиной, известной на всю страну, на празднествах по случаю 15-летия Марийской автономии болью отозвалась у горожан. 21-летняя спортсменка скончалась 27 июля 1936 года в йошкар-олинской больнице утром после почти 3-дневных мучений. Множественные переломы костей, включая позвоночник, множественные ушибы и гематомы, болевой шок и перитонит не оставили девушке ни малейшего шанса.

Местные власти хотели похоронить Нату в городском сквере напротив больницы, но вмешалась Москва, и тело Бабушкиной упокоилось на Новодевичьем кладбище в столице Родины на Аллее авиаторов. В Йошкар-Оле стоит бюст в сквере, названном в ее честь. И всего этого могло бы не быть, если бы парашютистка не согласилась на второй, ставший роковым, прыжок. Ее именем в городе был назван аэроклуб.

Тем не менее жизнь шла. В Йошкар-Оле построили Дом Советов, среднюю школу №6, которую знают как 11-ю, дом на Советской наискосок от Дома Связи. На Базарной площади открыли книжный магазин. По городу курсировали новенькие автобусы, в которых брали плату от 30 до 80 копеек в зависимости от маршрута. Открыли детскую библиотеку. В Йошкар-Оле появился свой ипподром.

На марийский язык перевели рассказы Михаила Зощенко «Азап», а по Всесоюзному радио зазвучали марийские песни и мелодии.

Жизнь была наполнена массой событий.

Судили сотрудников МарНИИ, обвиненных в растрате государственных средств на ненужные исследования. Судили убийц члена городского Совета Марии Ивановны Полушиной, позарившихся на ее имущество. Клеймили на митингах фашистов, потопивших близ берегов Испании мирный советский пароход «Комсомол». Спортсмены-футболисты боролись за первый в истории СССР Кубок по футболу, а лыжники совершали переход от Йошкар-Олы до г. Горького.

Молодежь звали в аэроклубы: «Комсомольцы – на самолет!»
Героическое было в самой повседневности. Газеты писали о том, что школьницы Зина Кудрявцева и Надя Дружинина из Медведевской неполной средней школы, идя в школу, утром предотвратили крушение на Нужъяльской железной дороге, убрав с пути наваленные доски и бревна.

И общее приподнятое настроение не портили даже возникающие трудности, вроде необходимости экономить на электричестве. В квартирах было запрещено использовать лампочки мощностью выше 60 ватт, а в общежитиях – свыше 75 ватт.

Встречая 1937 год, горожане готовились к Всесоюзной переписи, проведя 24 декабря пробную перепись населения, и к первым советским новогодним праздникам под «солнцем» только что принятой на VIII чрезвычайном съезде Советов СССР Конституции, сразу же прозванной «сталинской», даровавшей все демократические свободы, о нарушении которых невозможно было и помыслить.

Напомним, сайт газеты «Йошкар-Ола» рассказывал, как горожан заманивали на киномассовку буфетом, а Олык Ипай читал стихи, посвященные займу, а также о том, как наш город назвали «Чудом на Кокшаге», в его центре открыли зверинец, а жрецов-картов высылали куда подальше…

Фото предоставлено автором.