РАССКАЗЫ И ИСТОРИИ

«Записка» (часть 3): повесть писательницы из Йошкар-Олы Полины Ермаковой

Сайт газеты «Йошкар-Ола» продолжает публиковать новую повесть жительницы столицы Марий Эл, писательницы Полины Ермаковой, с которой ранее могли познакомиться читатели печатного издания «Й». Оставайся с нами и жди продолжения этой увлекательной истории.

Часть третья

Варя прорыдала до самого вечера, сидя на холодных острых камнях на заброшенной стройке.

– Я убью его, – наконец смогла выговорить она вслух. Оставила ободранной ладонью кровавую линию на щеке, вытерев ею слезы, встала и твердым шагом направилась к дому.

От этого решения ей как будто даже стало легче. Все вдруг перевернулось. Прояснилось в голове. Ну, все же понятно: нет человека, который причиняет боль, – нет страданий. Что-то упало с ее хрупких плеч. Осталась только невозмутимая сосредоточенность. Больше не надо мучиться чувством обиды, терпеть предательство и смотреть, как мама изводит себя, все прощает, улыбается через силу, стареет не по годам. Раз – и все. Ничего этого больше не будет. Тело словно разом окрепло, какая-то сила сменила дрожь.

– Надо только обдумать все хорошенько, – твердила себе Варя, отчеканивая шаги до дома. – Главное, сейчас не подать виду, чтобы его не спугнуть. И маму бы не напугать… Надо все обдумать… обдумать…

– Все, ужин готов, – помотав головой, Варвара стряхнула с себя эти навязчивые воспоминания, которые преследовали ее уже почти неделю. С выдохом облегчения выключила газовую плиту, отправилась в спальню и просто рухнула ничком на кровать. Тапочки, слетев с ног, шлепнулись на деревянный пол, будто поставив точку этого дня. Варя закрыла глаза. Есть полчаса насладиться тишиной. Устала. Смертельно устала. Окончен всего-навсего очередной день. Один. Один из сотен одинаковых дней.

– Ну, вот как так могло произойти? – мысли все-таки не собирались покидать Варину голову, чтобы дать хозяйке хоть немного отдохнуть. – Мне всего-навсего двадцать семь лет, а я уже так устала от жизни. Ничего не хочется. Совсем. Только поспать. Да и то, даже этого я толком не умею.

Сейчас бы заплакать, конечно, но от усталости не получалось и это. Давно уже ее мучила бессонница. Что с этим делать, Варя не знала. Мысли-мысли-мысли… Они текли непрерывно, постоянно. То воспоминания, то тревога, то снова воспоминания, то самокопание… Все смешалось. Избавиться от этого журчания, казалось, было невозможно, даже на работе.

– Варька! Ты чего, как зомби, сидишь? Пошли-ка со мной в обед прогуляемся. А то смотри, зеленая уже, как поганка. Круги под глазами размером с кулак. Ты меня, подруга, пугаешь, честное слово! – Ленка, Варина подружка, а по совместительству ее соседка по бухгалтерскому кабинету, даже не пыталась быть тактичной – раз Варя стала похожа на поганку, она первая это подметила и не желала ничего приукрашивать. Она действительно беспокоилась за нее в последнее время.

Длинноволосая, бойкая блондинка с широкими бедрами все всегда делала наотмашь. Говорила громко, пила много, любила до одури. И дружила так же – всей душой, иногда даже телом, если надо. То есть в любое время дня и ночи, как только почувствует, что подруге нужна помощь, Лена срывалась с места и била во все колокола, что бы в это время ни делала. Благо, она не была замужем, и свободного времени у нее было достаточно. Хотя любовников Леночка меняла как перчатки.

– Ой, знаешь, мужики приходят и уходят. А мы, Варька, с тобой вместе навсегда, – любила поговаривать Ленка, особенно чуть подвыпив.

У нее был такой пунктик – дружба это святое. Варе повезло и в это вляпаться.

Как только новая сотрудница Варвара Спиридонова появилась в бухгалтерии, Елена поняла, что теперь ей точно есть кого опекать. Потому что иначе их бухгалтерские змеюки сожрут это беззащитное существо, даже не покидая серпентария.

– Вот это Варвара, ваша новая коллега. Прошу любить и жаловать, – избитой фразой отделался начальник отдела, подталкивая в кабинет девчушку лет двадцати с копейками – невысокого роста, с карэ на голове и большими глазищами серого цвета. И тут же скрылся из кабинета, не в силах выносить эти язвительные женские шуточки по поводу своей вечной неженатости и рыхлой внешности.

Вот с этого самого момента Варя и обзавелась преданной подругой.

– Ленка, мне что-то прям совсем хреново, – пропыхтела она в телефон, даже не вставая с кровати.

– Быстро дуй ко мне, – приказала та, не желая слушать возражений.

– Не-е, скоро уже Гришка с работы вернется. Кормить надо будет, – заскулила Варвара.

– Я не могу! Будто он сам пожрать не может. Ребенок, что ли, маленький?! Хватит уже с ним нянчиться. Макароны – в сковороде, сковорода – на плите. Чего тут сложного? Положил себе в тарелку да поел, – тараторила в трубку Ленка, в сотый раз отчитывая Варю за то, что та слишком возится со своим Гришенькой.

Варя поежилась. Никогда, ни разу за их семилетнюю совместную жизнь Гриша не поел сам, без нее. Вернее, без прислуги в ее лице. Он просто садился за стол и ждал, когда перед ним поставят тарелку, положат вилку, нарежут хлеба, колбаски, все аккуратно разместят на столе, чайку потом подадут, обязательно с двумя ложками сахара, и размешают… Все четко выверено и изучено по пунктам. Уж где-где, а тут перфекционизм из Григория лез неудержимо.

– Хорошо, что еще не заставляет говорить «мой господин», – усмехнулась про себя Варвара, представив, как она каждый раз выписывает пируэты вокруг мужа, а он только принимает ее «ухаживания», даже без особой благодарности.

Поэтому даже допустить мысль, что Гриша придет с работы, а ее нет дома, Варя не могла. Упреки и жалобы потом выслушивать недели две, не меньше.

– Ну и что, думаешь, он с голоду, что ли, помрет, если ты его не покормишь один раз, – все-таки не унималась Ленка из динамика старенького Вариного кнопочного «Самсунга». – Как миленький, сам себя обслужит, голод не тетка! Давай, подруга, вызывай такси, лети ко мне, посидим. У меня тут винишко завалялось отменное. Помнишь, Миха приезжал из Кагалыма? Вот он привез несколько бутылок. Одна осталась. Как раз для такого случая приберегла.

Варя мотнула головой – «не помню никакого Миху», а Ленка будто услышала.

– Да как не помнишь?! Я с ним в прошлом году познакомилась в командировке. Я же тебе рассказывала! Бурно так познакомилась! Ой! Мама дорогая! Так вот, представляешь, он ко мне прилетел на прошлой неделе! Я чуть с ума не сошла! Прикинь! Сюрприз решил сделать. И года не прошло! А если бы я Сашку выставить не успела к тому времени?! Вот была бы заварушка… Ну, чего ты, давай приезжай, я тебе все расскажу. Тут у нас такое было! Не кисни, приезжай!

От Ленкиного верещания Варе стало гораздо легче. Да, собственно, за этим она ей и позвонила – просто послушать ее и понять, что хоть чья-то жизнь бурлит, а не медленно, но верно покрывается плесенью.

– Ладно, Ленусь, спасибо, дорогая, – промурлыкала она в трубку. – Мы с тобой обязательно как-нибудь на днях посидим. Ты только бутылочку-то сохрани, раз для меня приберегла. Договорились?

Услышав, что Варин голос из скуляще-хрипящего преобразовался в мяукающе-мурлычащий, Елена поняла, что ее миссия и на этот раз выполнена, и успокоилась.

– Вот уж нет, – взвизгнула она. – Насчет вина я тебе обещать ничего не могу! Тут уж как получится! А ты смотри, Гришку своего прекращай холить, не стоит он того.

Если честно, уже несколько месяцев Варя и сама ловила себя на ощущении, что при одной только мысли о муже внутри у нее все сжимается, остается только колючий комочек. И вот он катается внутри нее, то тут уколет, то там…

«Странное ощущение, – подумала Варвара, вновь почувствовав укол. – Почему так? Вроде по любви замуж выходила, а сейчас душно становится рядом с ним, воздуха не хватает, что ли». Но вслух ничего такого не произнесла.

Продолжение следует.

«Записка» (часть 1), «Записка» (часть 2)

Фото pixabay.com