РАССКАЗЫ И ИСТОРИИ

«Записка» (часть 4): повесть писательницы из Йошкар-Олы Полины Ермаковой

Сайт газеты «Йошкар-Ола» продолжает публиковать новую повесть жительницы столицы Марий Эл, писательницы Полины Ермаковой, с которой ранее могли познакомиться читатели печатного издания «Й». Оставайся с нами и жди продолжения этой увлекательной истории.

Часть 4

Колючий комок в горле и тоскливое ожидание мужа – ежевечернее состояние Варвары, особенно в последнее время. И вновь на нее нахлынули воспоминания. Но картинки всплыли уже не из детства, а из совсем недавнего прошлого. Пока Григорий еще не забренчал ключами в дверях, Варвара стала вспоминать, как они познакомились, пытаясь понять, каким образом два совершенно разных человека, с абсолютно разными темпераментами и интересами оказались вместе.

На самом деле, все случилось настолько быстро, а самое главное, банально и скучно, что даже бабочек в животе Варвара почувствовать не успела. Просто вышла замуж за сокурсника. Никакой романтики. Гриша появился на физмате, когда Варя училась на втором курсе. Он восстановился в университете после службы в армии.

– Я сам решил, что надо в армию сходить, – любил повторять он при случае. – Что ж за мужик, если не служил?

И много всяких армейских баек всегда травил. Варе эти разговорчики пришлись очень даже по душе.
«Это ж каким надо быть сильным и решительным, чтобы вот так – раз и поменять комфортную жизнь с родителями на казарму».

Это только потом она узнала, что Григория просто исключили из универа за неуспеваемость и прогулы, вот он и загремел в армию. И вообще, катился он по жизни как по накатанной, не любил напрягаться. И служить-то он совсем не хотел, боялся даже, вернее, трусил изо всех сил. И когда исключением запахло, в ногах у своего папочки, отставного полковника, валялся, уговаривал пошерстить по своим связям, отмазать от армии.

– Ну, уж нет. Ты на мамкиных щах совсем жизни не знаешь, – отрезал батя. – С нас с матерью твоих пьянок-гулянок хватит. Сыты по горло! Не захотел учиться по-человечески, сходи, послужи, может, наконец, повзрослеешь!

И да, вернулся он немного другим человеком. К жизни больше приспособленным, что ли. Чему уж точно он в армии научился, так это подстраиваться и хитрить. Там он быстро сориентировался, что нужно быть поближе к штабу. А потому своим незаконченным высшим образованием (второй курс физмата, если быть точным) светил везде, где можно. С кем надо, подружился, кому надо, «подмазал» – благо, папочка совсем-то уж от сына не отрекся, подкидывал деньжат при случае. Так Гришенька всю «срочку» и прошелестел бумажками в штабе. В общем, и в армии сильно напрягаться не пришлось.

В тот момент, когда Григорий подсел к Варе в аудитории, он выглядел весьма мужественно. Пусть не высокого роста, но широкоплечий, блондин, глаза голубые. Да еще после армии и старше на четыре года. Что еще надо, чтобы влюбиться по уши?

– Я в армии подкачался немного, – заметив на себе заинтересованный Варин взгляд, поспешил он отреагировать.

– Да мне все равно, где ты там чего делал, – фыркнула Варвара и уткнулась в книгу.

– Тут свободно? – не дожидаясь ответа, он бросил свою кожаную спортивную сумку с надписью «адидас» на скамейку рядом с Варварой. – Меня Гриша зовут. А тебя?

– Варя, – буркнула девушка, не отрываясь от учебника.

– А ты, смотрю, учиться сильно любишь? – поддерживая образ опытного мужчины, не унимался Гриша.

– А ты не любишь? – Варя наконец решилась открыто посмотреть на собеседника.

– Да так, образование надо получить, чтобы по жизни потом легче было, – отмахнулся он и подмигнул.

Конечно, сейчас Варя прекрасно понимала, что тогда, в свои девятнадцать, она бросилась бы на любого, кто взглянул бы на нее, лишь бы сбежать из семьи и больше никогда не видеть отца. Практически так и произошло потом, с одним только отступлением – сбежать не получилось. Наоборот, Гриша просто-напросто выставил тестя-алкоголика из его собственного дома и занял его место.

– Надо же нам где-то жить, – объяснил Григорий. – У меня своей квартиры нет. Родители размениваться не собираются. Снимать дорого. А с этим вместе я жить не собираюсь.

А Варвара? А Варвара не то чтобы помогла новоиспеченному мужу выгнать отца – просто она не стала этому препятствовать. Испытывает ли она сейчас чувство вины? Нет. Она давным-давно растоптала в себе это чувство.

– Я же не убила его, как собиралась, – говорила себе она, как только что-то подобное возникало в голове.

Мысль об убийстве отца, засевшая в голове подростка, не покидала Варю еще долго. Тогда четырнадцатилетняя девочка, проревев целый день на заброшенной стройке, поняла, что такой человек просто не должен ходить по земле. И на самом деле строила планы, готовилась. Читала, как ей казалось, подходящую литературу: всевозможные детективы, книжки по психологии и даже психиатрии.

– Что-то ты зачастила к нам, Варюш, – удивлялась библиотекарша местного Дома культуры. – Неужто в медицинский поступать собралась? – спросила она, заполняя формуляр пособия для студентов фармакологического факультета, которое Варя в очередной раз взяла почитать.

– Просто химию люблю, – буркнула девочка и поспешила убежать из читального зала, чтобы больше не отвечать на тупые вопросы.

Конечно, все это можно было бы и в интернете посмотреть и изучить. Так даже было бы, наверное, лучше и безопаснее. Вот только денег в их доме не было на то, чтобы оплатить этот самый интернет. Отец пропивал и спускал на своих баб почти все, что зарабатывала мама. Слава богу, хоть на мобильную связь кое-как хватало. Об этом Варина мама беспокоилась заранее, чтобы всегда быть с дочерью на связи.

– Я и так тебя почти не вижу, должна же я как-то дочь контролировать, – объясняла она. – Да и вообще, хоть голос твой услышу, и то на душе легче.

И вот Варя настраивала себя, училась быть жесткой. «Девочка-монстр – это я», – написала она в своем дневнике. И, казалось, абсолютно сжилась с этой ролью. Вернее, всячески старалась поддерживать в себе монстра. Хотя бы внешне. Перекрасила каштановые волосы в черный цвет. Стала подводить глаза иссиня-черным карандашом, а губы красила темно-темно-коричневой помадой. Даже всемогущая и вездесущая соседка тетя Валя стала побаиваться странного подростка.

– Ой, что-то не то с твоей дочкой творится, – нашептывала она маме, снова и снова вылавливая ее в подъезде.

– Переходный возраст, наверное, – только и вздыхала та в ответ, не желая обсуждать дочь с взбалмошной соседкой. – Все они чудят. Что поделаешь?

– Гляди, упустишь девчонку, – твердила она не то чтобы из лучших побуждений, а, видимо, сопоставив, что все эти перемены произошли с девочкой именно после того, как она поспособствовала тому, чтобы Варя застукала отца с любовницей.

– Ничего, перебесится, – мама даже не собиралась критиковать дочь.

Конечно, она заметила, что и взгляд Вари изменился – острый какой-то стал, колючий. В глаза она теперь реже смотрит, все чаще отводит взгляд. Говорить тоже меньше стала. Но лезть с разговорами к дочери не решилась. К тому же ни времени ни сил на это, честно говоря, не было.

«Ну, мало ли что, – думала мама. – Может, влюбилась. Захочет, сама расскажет. Главное, учится хорошо, не шляется, не хамит. А то, что волосы перекрасила, так и пусть. Ей так даже лучше».

На том мама и успокоилась тогда.

А «девочка-монстр» тем временем размышляла: «Главное, все сделать так, чтобы было похоже на самоубийство.– Алкоголики часто так заканчивают жизнь, поэтому и подозрений ни у кого не возникнет». Она уже перестала пугаться своих страшных мыслей и спокойно обдумывала план мести, кое-что из своих размышлений записывала в дневник.

Продолжение следует.

«Записка» (часть 1), «Записка» (часть 2), Записка (часть 3).

Фото cottonbro с сайта Pexels.com