РАССКАЗЫ И ИСТОРИИ

«Записка» (часть 5): повесть писательницы из Йошкар-Олы Полины Ермаковой

Сайт газеты «Йошкар-Ола» продолжает публиковать новую повесть жительницы столицы Марий Эл, писательницы Полины Ермаковой, с которой ранее могли познакомиться читатели печатного издания «Й». Оставайся с нами и жди продолжения этой увлекательной истории.

Часть 5

– Знаешь, дорогая моя, – закидывая ногу на ногу и небрежно поправляя коротенькую юбочку, Лена наклонилась к подруге через стол, – я тебе давно говорила, что не твой это человек.

Подружки решили посидеть вдвоем в баре после работы. Варвара, правда, чувствовала себя неловко – непривычно ей было так проводить вечер. Но тихая, ненавязчивая музыка, приглушенный свет и немного алкоголя сделали свое дело. Варя в кои-то веки немного расслабилась и перестала корить себя, что не сидит дома в ожидании мужа, как это обычно бывало.

– Ой, много ты понимаешь в тихой семейной жизни, – заправив волосы за ухо, бросила в ответ подруге Варвара. Ей совсем не хотелось обсуждать свою личную жизнь. Особенно с Ленкой, у которой эта самая личная жизнь всегда просто кипела и бурлила, пестрела всеми красками радуги.

– Ну, вот скажи, сколько вы уже вместе? – Лена обвела кромку бокала тоненьким наманикюренным пальчиком и, прищурившись, зыркнула на подружку.

– Семь лет. И что? – Варю понемногу стал раздражать слишком самоуверенный и надменный тон Ленки. – Мы поженились семь лет назад, когда универ оканчивали.
Лена немного смягчила тон разговора.

– Ты, Варь, не обижайся. На вот, глотни еще вина и послушай, – заметив, что настроение подруги меняется, она поспешила исправить положение вещей. – Я ведь не со зла. Я вижу, как ты киснешь в последнее время.

– Просто… – попыталась вставить слово Варвара.

– Не перебивай. Я же сказала, послушай меня, – Ленка, уже весьма захмелев, почти накинулась на подругу. – Вспомни! Когда ты пришла к нам в отдел, ты ведь совсем другая была. Да, немного зашуганная, но огонек-то в глазах имелся. А сейчас что?

– Что? – делая вид, что ничего не понимает, переспросила Варя и отвела взгляд в сторону, чтобы Лена не разглядела появившихся там слез. И заметила грузного мужчину, одиноко попивавшего пиво за соседним столиком и все это время заинтересованно поглядывавшего на них. Но значения этому не придала. Не до того было сейчас, Варя злилась на Ленку, потому что прекрасно понимала, насколько подруга права.

– Вот где твой благоверный сейчас? – не унималась Лена. Она схватила Варю за ладонь, перетянувшись через стол, практически улеглась на него, расплющив декольтированную грудь.

Мужчина, вздохнув, разочарованно отвернулся, видимо, приняв их за лесбиянок.

– Сказал, что на работе задерживается, – неохотно ответила Варя и улыбнулась, заметив реакцию подвыпившего мужика. – Не приставай ко мне так откровенно, Лен! – прошептала она, вплотную приблизившись к подруге. Вон, нас уже за «слишком близких подружек» принимают, по-моему. – Варвара кивнула в сторону толстопузого.

Лена оглянулась и, хитро улыбнувшись, встала из-за столика, демонстративно поправила коротенькую юбочку. Затем продефилировала мимо косо поглядывавшего на нее одинокого посетителя и уселась рядом с Варей. Обняла ее за плечи, бросив мимолетный взгляд на толстяка: мол, не трожь, это мое.

– Что ты творишь, дурочка?! – прошипела Варвара, еле сдерживая смех, глядя, как покраснел «папик».

– Не будем разочаровывать дяденьку, пусть пофантазирует на ночь глядя, – проговорила Лена, наигранно томно разглядывая подругу.

– Вот, не живется тебе спокойно, дуреха. Давай хотя бы целоваться не будем, – Варя игриво щелкнула Лену по носу.

– Ну, уж это как пойдет, – Ленка глянула на толстяка. И, сложив губы трубочкой, потянулась к Варе.

Мужчина, хлопнув ладонями о стол, резко встал и удалился из этого «рассадника разврата», гневно пыхтя.

Девушки расхохотались, проводив его взглядом.

– Ну что ты натворила? Человеку вечер испортила, – проговорила Варя, все еще заикаясь от смеха.

– Пусть к жене катится, нечего тут слюни пускать на честных девушек, – махнула рукой Елена Прекрасная, поправляя свое декольте, чтобы ее красота четвертого размера совсем не вывалилась. Отсела обратно – напротив подруги.

Девушки подняли свои бокалы с вином, звонко чокнулись и допили вино, отметив победу над ханжеством.

– Так где, ты говоришь, твой Гришенька? На работе? Десятый час вечера, если что, уже, – Ленка все же решила вернуться к начатому разговору.

– Ой, да ладно тебе, Лен, – перебила Варвара. – Бывает. У людей работа…

– Часто? – не дала договорить Лена.

– Что? – Варя сделала вид, что не поняла вопроса.

– Часто он работает по ночам? – настаивала на своем Лена.

– Ну опять ты… Только вроде повеселее стало, – скуксилась Варвара. – Ты думаешь, я глупая совсем? Не понимаю ничего? – вдруг вспыхнула она и уставилась на подругу.

Слезы градом катились по щекам.

У Лены даже хмель в секунду выветрился из головы от такой резкой смены настроения подруги.

– Я как будто в яме какой-то застряла, в болоте. Понимаешь? Он меня вниз тянет. Сам вязкий, липкий, и меня с собой… ему же вообще от жизни ничего не надо… Ни-че-го! Я говорю, давай квартиру поменяем, я уже не могу здесь жить, а он – да ну, зачем напрягаться. Я ему – давай ребенка родим, а он – знаешь, сколько с детьми хлопот! Я и без этого устаю. Я ему – да ты хоть свитер себе новый купи, а он – зачем, этот еще хороший. Ну и что, что хороший?! А я на этот свитер его уже смотреть не могу! Меня вместе с ним скоро моль сожрет, с этим проклятым свитером! – слова путались, видимо, вместе с мыслями, но Варю уже было не остановить. – Я для него просто удобная подушечка… Знаешь, на которую перед телевизором удобно прилечь… Вот, я такая – маленькая, мягонькая, крестиком вышитая подушечка, которая пылится на диване, которую не замечает никто, пока не нужна станет, которую и пнуть можно, настроение такое… – Варю словно прорвало. Слова лились и лились потоком вперемешку со слезами. – Знаешь, он на гусеницу похож, на зеленую гадкую гусеницу, которая медленно-медленно ползает без цели и жует-жует-жует…

– Господи! Девочка моя, как же тебе хреново-то, – выдохнула Ленка, прижав ладони к щекам. Она смотрела на подругу широко раскрытыми глазами. – Я, конечно, видела, что что-то не то, но…

– Да, я даже рада, что он часто на работе задерживается, – поток слов не прекращался. – Приходит еще с таким перегарчиком… Фу! Ненавижу этот запах… Лучше бы совсем не приходил. Гришка мне все больше и больше отца стал напоминать… Понимаешь? А я ведь его чуть не убила…

– Гришу?! – ахнула Лена.

– Отца… – Варя перешла на шепот. – Я его с любовницей застукала в детстве. Так и стоит перед глазами эта мерзкая картина. Она всю жизнь меня преследует. Я думала, убью отца и картина исчезнет. Но не успела… И картина эта теперь снова всплывает…

– Вот ведь тебя приперло, – только и смогла вставить Лена.

– Мама сильно заболела, – глядя куда-то в пустоту, продолжила Варя, теперь уже делая паузы между фразами, как будто обдумывая каждое слово. – Если бы не это, я бы отравила его. Я… бы… сделала это… Представляешь? – как бы не веря самой себе, Варя посмотрела в глаза подруги. – Я все для этого подготовила. Изучила литературу. Учебники по химии и по психологии читала. На полном серьезе. Я бы так все устроила, никто бы и не заподозрил ничего… Почти все уже было готово, оставалось только порошочек в бутылку подсыпать.

– Ого, девочка-колокольчик! Да ты у нас маньяк просто! – снова охнула Ленка, чуть ли не с восторгом разглядывая подругу.

– Ага, маньяк, – выдохнула Варвара и как-то криво улыбнулась. Слезы уже не текли, взгляд стал отстраненным, холодным.

Девушки замолчали. От былого веселья не осталось и следа. Ленка постукивала алыми ноготочками по лакированному столу, Варя смотрела в окно на одиноко светивший уличный фонарь…

Продолжение следует.

«Записка» (часть 1), «Записка» (часть 2), Записка (часть 3), «Записка» (часть 4).

Фото pixabay.com