РАССКАЗЫ И ИСТОРИИ

Другие: об особенностях детской психологии рассказывает мама ученика одной из школ в Йошкар-Оле

Они умнее нас, взрослых? Да. Скорее всего. Или нет, они не умнее – это как-то плоско звучит, слишком просто. Они проницательнее, глубже, что ли. Что тут голову ломать, слова подбирать? Они просто – дру-ги-е. Да, часто говорят, что нынешние дети инфантильные, к жизни не приспособленные, избалованные и т.д. и т.п. Может быть, и так.
Но мыслят они точно как-то по-особенному… Не как мы.

Так спокойнее

Даже в свои восемь, кажется, Сашок видит намного дальше, слышит намного больше, понимает намного лучше, чем я в свои 42. И не в возрасте и здоровье тут дело. Вовсе не в этом. Сегодня, вот прямо с самого утра, он удивил меня своими размышлениями. Как мне сначала показалось, странными. Но потом поняла, что вполне себе логичными и закономерными. Вроде бы ничего особенного и не сказал, а я увидела вещи под другим углом, под которым раньше даже бы и не подумала посмотреть. Сейчас объясню.

Учится Саша во вторую смену. Поэтому уроки мы делаем утром. Да, все еще – мы. Точнее, делает он сам, я вроде бы и не нужна совсем, в процессе почти никак не участвую. Моя помощь практически не требуется, если только изредка. Но я обязательно должна при этом присутствовать, причем и телом и духом. То есть не заниматься своими делами, безучастно сидя поблизости, не пялиться в телефон, не читать книжку, не наводить порядок в детской, а сидеть рядом и быть заинтересованной: отвечать на вопросы, частенько никак не относящиеся к урокам, реагировать на его возгласы, кивать на его размышления вслух.

– Мне так спокойнее, – ответил как-то Сашок на мое: «Зачем я тебе тут нужна, ты же все сам делаешь? Может, я лучше пока посуду помою, что время терять?» – А еще мне надо, чтобы ты хвалила меня – мотивировала. Мне так учиться легче.

Да-да! Именно так и сказал: «мотивировала». Ну, что тут возразишь, если ребенок в восемь лет четко осознает, почему он хочет, чтобы мама находилась рядом? Не просто «мне скучно, мне страшно или я так хочу и точка», а «мне нужны твои похвалы для мотивации». Сам себе психолог! Мы, взрослые, не всегда так отчетливо понимаем свои желания. А тут – получите, распишитесь: мне восемь лет, я себя понимаю и могу сформулировать свои мысли.

Дикий или свободный

Так вот, читает он параграф «Дикие и домашние животные» по «Окружающему миру» – не нравится, честно скажу, мне это название предмета – обо всем и ни о чем одновременно, как, собственно, и сама эта дисциплина – какая-то она уж очень надуманная. У нас вот «Природоведение» было. Четко и понятно – изучаем природу, учимся созерцать, готовимся к биологии. И никаких заморочек… Отвлеклась, в общем. Ворчу по-стариковски. Продолжу.

– Каких животных называют дикими?– прочитал Саша проверочный вопрос после параграфа. – Это животные, которые не зависят от людей, – отчеканил ответ, не собираясь дальше разглагольствовать о том, где они живут и что делают.

– Это и так понятно, – махнул он рукой.– Они просто свободные.

Ладно, и я настаивать не буду – действительно, и ежу понятно, свобода есть свобода, что тут говорить.

Только я никогда не задумывалась, что «дикий», значит «независимый, свободный». Интересненькая мысль. Не биология – философия сплошная.

– Для чего люди заводят домашних животных? – Сашок продолжил отвечать на вопросы для самоконтроля. – Ну, – протянул он для важности. – Коров – для молока, поросят – для мяса, овечек для шерсти, кур – для яиц, лошадей – чтобы передвигаться и для рабочей силы в хозяйстве… – стал обстоятельно, с растяжечкой перечислять все, что человеку надо от домашних животных, с таким видом, будто ему задают самые нелепые вопросы, которые он только может себе представить.

Спастись
от одиночества

– Молодчина! – не забывая про обязательную программу по мотивации, похвалила я своего старательного ученика. – А вот кошки и собаки – это какие животные?

– Ясно же – домашние. Они ведь дома живут. Ну, большинство, не считая бездомных, которые тоже домашние, хотя и на улице живут, а не дома. Но они все равно без людей не могут. В общем, ты понимаешь, – немного запутавшись в определениях, Сашок не стал на этом дольше останавливаться.

– А их-то зачем заводят?– не унималась я, хотя такого вопроса в учебнике не было. – Для шерсти и молока тоже? – попыталась я пошутить. Но совсем не шуточным оказался вопрос.

– Таких домашних животных, от которых людям ничего практического не нужно, заводят, чтобы спастись от одиночества, – сын повернулся ко мне и вперился в меня глазами, пытаясь, видимо, понять, я его просто проверяю или и вправду не понимаю элементарных вещей.

А я и не понимала. Не понимала, как в такой маленькой голове могут умещаться такие взрослые мысли. Какое одиночество в восемь лет? Почему он вообще о нем думает? Если бы меня в детстве спросили, зачем в доме кошка, я бы ответила – чтобы с ней играть – и все тут. А зачем еще?

Но и на этом Сашок не остановился. Видимо, его эта тема интересовала давно, потому что он с видом знатока объяснил:
– Люди, которые заводят кошек, собак и других домашних животных, избавляются от депрессии.

Саша на мгновение остановился, мельком глянув на меня. Увидев, как расширились мои глаза, решил все-таки добить:

– Гормон радости вырабатывается у человека при общении с животными. Для этого еще и контактные зоопарки придумали. Хотя, я против зоопарков, – поставил он жирную точку в этом странном разговоре.

И не то меня удивило, что ребенок так легко жонглирует «умными» словечками, а то, что тема одиночества оказалась ему такой близкой и знакомой. А не потому ли наши дети так сильно отличаются от нас, что в их гаджето-информационной жизни так рано появилось понятие «одиночество»?

И правда, мы общаемся как-то дозированно, урывками, иногда чисто по делу. Вроде бы и рядом, но в своих мыслях и, прости Господи, телефонах – что греха таить. Отсюда и «ты просто будь со мной – не рядом, а со мной – когда я делаю уроки, хотя помощь твоя мне совсем не нужна, мне нужна ты целиком, со всеми твоими мыслями и взглядами». И пусть он назовет это модным словом «мотивация».

Недооценила

Да, взгрустнулось. И все же нельзя не порадоваться, когда у тебя такой умный сын. Он же, сам того не ведая, учит меня его воспитывать. И правильно делает. А кто еще научит нерадивую мать?

Так вот, еще немного про сообразительность и о том, какие они все-таки другие. Делаем мы как-то уроки с Сашком. Он все быстренько сделал: написал, прочитал, рассказал. С торжествующим видом захлопнул последний учебник, всем телом развернулся ко мне, сидящей рядом, и произнес:

– Мне кажется, мама, что Татьяна Михайловна нас недооценивает.

Я подумала, что в Сашкином понимании «недооценивает» значит «занижает оценки». По-моему, именно так мыслит восьмилетний ребенок.

– Почему ты так решил? У тебя же вон в дневнике одни пятерки стоят, – как мне казалось, резонно ответила я.

– В том-то и дело, она способности наши недооценивает, думает, что мы глупые, – подняв руки ладошками вверх, втолковывал мне Саша.

– Да с чего ты это взял? – все-таки никак не могла я «въехать» в суть Сашкиного недовольства.

– Посмотри, как она мало уроков задает. Я за полчаса все сделал, – с неподдельным возмущением проговорил он.

Вот тебе и на! Я бы в детстве при таких обстоятельствах только счастлива была. А тут обида – «меня недооценили». Что ж, вот и еще одно доказательство, что они, наши детки, дру-ги-е.

 

Ранее сайт газеты «Йошкар-Ола» публиковал материалы того же автора о детской психологии «Не пойду в школу!», «Крамольные мыслишки, или После родительского собрания»«Казнить нельзя…». Больше публикаций йошкаролинки Полины Ермаковой вы можете найти здесь.

 

Фото pixabay.com