РАССКАЗЫ И ИСТОРИИ

«Маруськина бабушка»: история о том, как мать помогла сыну построить семью

Газета «Йошкар-Ола» знакомит читателей с житейской историей от известного журналиста и автора интересных рассказов Ольги Бирючевой.

До отправления поезда оставалось пять минут. В купе сидели двое: женщина средних лет, которую провожающий ее мужчина назвал Светланой, и пожилая дама. Та, что постарше, прислонилась щекой к стеклу, а с той стороны окна маленькая девочка гладила по стеклу, будто вытирая бабушкины слезы. Рядом стояли ее родители и показывали знаками пассажирке: мол, звони нам, и мы тебе позвоним.

Поезд тронулся, папа подхватил девочку на руки, махнул вслед вагону, и женщина в купе дала волю слезам. Она спрятала лицо в ладонях, но слезы капали и капали прямо на салфетку на столике.

– У вас какое-то горе? – поинтересовалась Светлана.

– Нет, – после паузы ответила женщина. – Теперь сплошное счастье. Видели внучку? Ее могло у меня не быть. Сын у нас с мужем поздний и единственный. Учился хорошо, в институт поступил в Санкт-Петербурге. Позвонил однажды: «Я с такой замечательной девушкой познакомился!». На зимние каникулы приехал один. А что ж, говорю, Мариночку не привез? А он в ответ: «Да там все сложно, мамуль…». У меня сердце заболело – видать, поссорились. Но в душу лезть не стала: захочет – расскажет. А когда приехал летом, выдал мне: «Мы с Мариной разбежались. Она решила рожать. А мне это надо?». Я так и села. Так ты ж, говорю, эту девушку хвалил. Сынок плечами пожал – не бери, говорит, в голову. Ничего себе – не бери! А Марина родила? Женя снова плечами пожимает: откуда мне знать, мы больше года не виделись. Так уже ребенок родился, если она не передумала! А сынок: «Ну и что. Это ее решение».

– Представляю, как вы переживали, – покачала головой Светлана.

– Да не то слово! – махнула рукой женщина. За девушку страшно – ее мой сын обидел, да и за сына обидно – что ж он такой бездушный? По ночам не сплю, муж волнуется: что с тобой? На работе спрашивают: «У вас, Надежда Тихоновна, все в порядке? А то глаза грустные». Рассказала я все мужу, и мы с ним решили, что надо ехать в Санкт-Петербург.

– А как же с работой? – спросила соседка по купе.

– Отпуск взяла. Да мне до пенсии оставалось чуть-чуть. Сыну ничего не сказала, а сама надумала познакомиться с Мариной: вдруг она мне категорически не понравится? А может, и нет ребенка, тогда хоть душа болеть не будет.

– А как искать девушку, не зная адреса и фамилии? – удивилась Светлана.

– Фамилию я знала – Женька как-то обронил, что она – тезка известной певицы Хлебниковой и даже чем-то на нее похожа. А еще я знала, что Марина училась на филфаке университета. Не буду рассказывать, как искала девушку – детектив! Сейчас все персональные данные засекречены, никто ни адреса, ни телефона просто так не даст, только за денежку или подарочек. В общем, выяснила: Марина в академическом отпуске. Сердце упало: все-таки решилась рожать! Поехала искать ее дом на Гражданском проспекте. Нашла. По домофону мужской голос спрашивает: «Вы – няня?». Я и брякни: «Да». Открыли. На пороге квартиры – пожилой мужчина с ребенком на руках. Проходите, говорит, мы вас заждались. А ребеночек – вылитый Женька! У меня аж руки задрожали: господи, такую кроху сын бросил! Мужчина улыбчивый, объясняет: «Дочка убежала на работу, а мы с Маруськой няню ждем – не справляемся одни: я работаю, и Маришка устроилась на полдня в какую-то контору. Нечего, говорит, нам на твоей шее сидеть. Пришлось объявление дать насчет няни. На целый день не осилим – дорого, а полдня – попробуем, если вы много не запросите». А Маруська – такая прелесть, я глаз от нее оторвать не могу. Голова плохо соображает, а язык уже выдает: «Да я дешево возьму, и не полдня, а целый день могу сидеть с девочкой».

– Надежда Тихоновна, так вы работаете! И муж в Екатеринбурге…

– А вот не поверите – ни о чем не думала, только видела малышку и понимала: нельзя ее отца лишать. Потом Сергей Васильевич пригласил меня попить чайку, рассказал, что жена умерла давно, он один Марину воспитывал. Я осторожно про отца Марусиного спросила, он посуровел: «Не захотел нас ее папа. Пусть сами разбираются. Маришка гордая – на шею никому не вешается, хоть и любит этого…, – он старательно подбирал слово, – …хлюста». Пока чай пили, пришла Марина. И правда похожа на ту певицу – невысокая, стройная, черненькая и улыбчивая, как отец.

– Надо же – совсем не озлобилась, хоть и мать-одиночка, – удивилась Светлана.

– А она никогда себя и не считала матерью-одиночкой! – Надежда Тихоновна рассмеялась. – И обиды на Женю не держала – вот что странно. Говорит, молодой еще, понять его можно – наукой хочет заниматься, а тут – ребенок. Повзрослеет, сказала поймет. А не поймет – значит, так и надо. Мы с Маруськой не пропадем. В общем, мы друг дружке понравились.

– А сыну-то как все преподнесли?

– Никак, он меня проводил вот на этот поезд до Екатеринбурга, и я уехала. Уволилась с работы, мужу все объяснила. Через неделю приехала в Питер, не сообщая Женьке. Да, забыла сказать: мы с Сергеем Васильевичем и Мариной договорились, что я и жить у них буду – условия позволяли.

– Что за семья такая – чужого человека приглашают жить к себе, – с недоумением сказала Светлана. – А паспорт они хотя бы посмотрели у вас?

– Нет, не посмотрели. А я им сказала: живу в Екатеринбурге, сын учится в Питере в институте, хочу подработать няней, чтобы оплатить его учебу. И все. Насчет оплаты договорились быстро – я совсем не торговалась. Потом стала еще обеды и ужины готовить, потому что Марина с работой совсем заплюхалась. Все складывалось отлично, только сердце болело – как устроить, чтобы Женька с Маришкой помирились? У сына никакой пассии на тот момент не было, Маришке не до кавалеров. Месяца три я смотрела на Марину, выспрашивала осторожно, как она насчет Женьки. И поняла: любит она его! Набралась духу и поехала однажды с ребенком в тот район, где сын квартиру снимал. Гуляем мы с Маруськой, а навстречу Женя катит.

– Представляю картину! – захлопала Светлана глазами.

– Даже не представляете! – рассмеялась Надежда Тихоновна. – Это был шок! Про ребенка сын ничего не понял – он меня не ожидал увидеть! «Ты откуда взялась?!». И стоит столбом.

– И что же – дочку признал, к Маришке побежал? – иронично спросила Светлана.

– Как бы не так! – покачала головой женщина. – Он еще полгода «оборону держал». Ой, даже не спрашивайте, чего мне стоило устроить все, как надо.

– Так ведь он наверняка Марине позвонил и рассказал, кто вы на самом деле.

– Конечно, позвонил. Я думала, выкинут меня в тот же день. По телефону с ним говорила не Марина, а Сергей Васильевич. Мирно так, спокойно, никакого удивления не показал, на прощание произнес: «Ну, пока, Женя, заходи к нам, с мамой повидаешься». И я поняла, что он – мой союзник. А сын раз приехал, два наведался, тут Маруська лепечет «папа» да «папа», Маришка чай с пирогами предлагает, ее отец советуется по каким-то делам. В общем, поняла я: все будет хорошо. Живут теперь вместе, недавно свадьбу небольшую сыграли. Деньги, которые мне платили как няне, я прикапливала и подарила им.

– Надежда Тихоновна, а как же ваш муж? Неужели все это время жил один и не роптал? И кто теперь с внучкой сидит?

– Для Маруськи наняли няню – Женя неплохо зарабатывает, может оплачивать нянин труд. А муж мой золотой, все правильно понимает, он приезжал несколько раз в Питер, мы с ним виделись, а теперь наконец-то я еду к нему. Ну, ладно, милая, я уже утомила вас своей «Санта-Барбарой». Давайте будем укладываться спать.

Ольга БИРЮЧЕВА. Фото Juan Pablo Serrano Arenas с сайта pexels.com

Ранее на сайте газеты «Йошкар-Ола» мы публиковали  рассказы Ольги Бирючевой «А он с три короба наврет» и «Личная жизнь тетки Сони», ностальгический рассказ Татьяны Петуховой «Баня», а также историю от Полины Ермаковой «Лучший подарок в жизни»: как сыновья поздравили маму с 8 марта. Все рассказы и истории наших авторов собраны здесь.