ОБРАЗОВАНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

Мама из Йошкар-Олы рассказала, как воспитать ребенка уверенным в себе

Полина Ермакова поделилась с жителями Йошкар-Олы и Марий Эл своим опытом выстраивания отношений с сыном.

Оторвись! Еще лет десять-пятнадцать назад этот призыв вызвал бы у меня бурю восторгов. В молодости это означало – праздник, музыка, тусовка, веселье… и все в этом духе. Отрыв, одним словом. Сейчас же я нашла этот совет там, где встретить его ну никак не ожидала – в заумной статье по воспитанию детей. Да-да, я все еще продолжаю искать ответы на многочисленные мамские вопросы у опытных людей.

Главный герой

«Бред какой-то!» – подумала я после прочтения первых страниц, снова не поверив именитому психологу. Но книжку на этот раз не отбросила – все же чем-то она меня зацепила, какой-то особой доброжелательностью, что ли. Именно ко мне – нерадивой маме обращался автор. Он не пытался меня перевоспитывать. Не было там интонации всезнающего умника, который так и норовит упрекнуть тебя в глупости, самонадеянности и эгоизме. Нет. Главный герой здесь не ребенок, а я – мама собственной персоной. Потому книжица и осталась у меня в руках, а не отправилась, как многие ее предшественницы, собирать пыль на самую верхнюю полку.

Так вот, «Оторвись от своего ребенка. Просто живи своей жизнью. Так будет легче тебе и ему» – эти фразы из книги, как гвозди, прочно засели в моей голове. Как это возможно вообще? Отделить себя от него? Разве может мама не быть там – в жизни своего отпрыска, вернее в самом ее центре? А разве он – не часть ее собственной жизни, даже не сама ее жизнь?

Это нереально! И совсем не вяжется с тем, что раньше нам говорили. Моя мама, например, часто повторяла: «Я счастлива, только когда ты счастлива», или «Когда ты болеешь, мне жизнь не мила». «Мои дети – вот мои дела» – отвечала она на вопрос: «Как дела?». И что же? Все это в корне не верно? Мой мозг запротестовал, но потом притих под тяжестью размышлений. И я продолжила чтение.

Не в нашей команде!

Так-то оно все так. И это нормальные эмоции нормальной матери: мой ребенок – моя радость. Но только эмоции, а не сама жизнь. И перегибать с ними не стоит. Оказалось, что, когда мы занимаем слишком много места в жизни ребенка, ему самому там места не хватает. А в итоге вырастает неуверенный в себе, инфантильный взрослый с низкой самооценкой.

О как! Эта информация во мне откликнулась, и ее я усвоила. И почти дословно запомнила, кое-что даже наизусть выучила. Но как с этим всем теперь быть? В каком именно месте нужно отрезать? Ну, или отрывать? Что делать вообще? А делать нужно и, судя по всему, уже срочно, чтобы не упустить момент. Я же не хочу получить на выходе инфантильного взрослого с низкой самооценкой.

Я задумалась. А ведь, и правда, я иногда переживаю Сашкины эмоции за него, даже вместо него. Получается, что я живу за него его собственную жизнь?

Буквально на днях я готова была по-серьезному, по-мальчишечьи навалять его другу. Вот прямо так, как будто это я восьмилетний ребенок, а не мой сын. Как это было?

Саша так торопился, чтобы не опоздать на дворовый матч. Суетливо бегал по квартире, наспех нацепляя на себя одежду. Он не должен, не может подвести команду. Еще вчера он договорился со своим лучшим другом, что они будут играть в одной связке. И даже вместе разработали стратегию. Я видела, как они накануне заговорщицки шептались в коридоре, что-то чертили пальцами в воздухе и хихикали. А потом Сашок весь вечер в подробностях рассказывал мне, как они вместе с Вадиком завтра разделаются с командой соседнего двора.

– Ну, давай же быстрее собирайся! Вадик ждет! – подпрыгивая на одном месте, торопил меня Сашок в день икс. Мы решили выйти вместе – Саша на пустырь, а я с ним по пути в магазин.

И вот он, запыхавшись, вылетел из подъезда, побежал к ребятам, пока еще лениво катающим мяч по песку… Игра еще не началась.

– Мы вовремя, – с облегчением выдохнул Санька и пустился во весь опор.

Удар! Гол!

Вадик – пухлый мальчишка в драных джинсах и бейсболке козырьком назад – издалека заметил Сашку. Он замахал руками и начал что-то кричать.

– Ты сегодня не в нашей команде! –донеслось до наших ушей, как только мы приблизились к пустырю.

Сашок замер на месте.

– Как так? – недоуменно оглядывая поле, спросил он. – Без меня? Мы же с тобой…
Закончить фразу Саша не смог.

– Я вот Антоху взял, он лучше тебя играет, – Вадик показал на рыжего лохматого мальчишку, на голову выше, который мастерски набивал мяч, насчитывая про себя: «двадцать пять, двадцать шесть…»

Это был удар. Причем отчетливо и явно ощутила его я. У меня даже в ушах загудело. Как будто подло и вероломно сейчас предали меня, а не Сашу. По крайней мере, именно это я чувствовала в тот самый миг. Глянула на сына: глаза его, конечно, налились слезами.

Но он сдержался. Сжал кулачки, скрипнул зубами, но промолчал. Сверкнул глазами и ни слова не проронил. Просто развернулся и пошел обратно к дому. Мужик, одним словом. А я нет. Я не сдержалась. Я проглотила слезы. Да! Я готова была заплакать, даже разрыдаться была готова. Так бы, наверное, и случилось, если бы не злость, вдруг вскипевшая во мне. Было обидно до дрожи в коленях.

– А ну-ка подойди ко мне! – проглоченные детские слезы уступили-таки место взрослой ярости.

Вадик удивленно глянул на меня, потом на Сашку, который остановился от неожиданности, и округлившимися глазами уставился на нас обоих.

– Ты считаешь, так честно поступать с друзьями?! – процедила я сквозь зубы, когда Вадик нерешительно – кто знает, чего ожидать от этой странной тетки – подошел ко мне. Из моих глаз, видимо, летели искры, потому что бедный Вадик испуганно отшатнулся.

– Ну… я… мы… у нас… – начал заикаться восьмилетний футболист. – Просто Антоха… Он сильнее… Он лучше… Мы же вот…

– Друзья так не поступают! – не громко, но очень внушительно отчеканила я каждое слово. – К нам больше ни ногой! Понял?! Знать тебя не желаю!

Прозрение

Да, по-детски. Да, неправильно. Да, надо было оставить все как есть – пусть сами разбираются. Но я это только сейчас понимаю. А в тот момент во мне кипела самая настоящая искренняя обида, моя собственная обида, а не Сашкина. Тогда слова «оторвись от ребенка, живи своей жизнью» были мне еще не знакомы. И, конечно, Сашка свою собственную обиду пережил быстро. Как и положено ребенку.

И уже через день благополучно гонял мяч по пустырю в одной команде с Вадиком. И «предатель» снова стал другом. Все устаканилось. А я серьезно задумалась, почему так разозлилась на ребенка. На чужого ребенка. Он же по сути ничего плохого и не сделал. Лично мне ничем не навредил. А я вот так просто выпустила из себя обиженную маленькую девочку, которую никто и не звал.

В общем, надо отрываться от ребенка. Отделить себя от него или его от себя. Но как, если до сих пор еще я говорю: «Мы поели», «Мы поспали», имея в виду Сашку?

Первое, что по пути «отпочкования» мне пришлось сделать, это включить программу «Ну, и пусть!» Получил двойку? Ну, и пусть! Не доел кашу? Ну, и пусть! А еще у меня получилось не заглядывать в школьный рюкзак, каждый раз, когда Сашка возвращается из школы.

Вопросы: «Что получил сегодня?», «Отвечал ли на уроках?», «Что делали на технологии?» и «Что давали на обед» – тоже теперь под запретом. Захочет – расскажет сам. Вроде все просто. Но сказать, что было трудно бросать эту дурную привычку – лезть не в свои дела, не сказать ничего. Но я смогла. Смогла убедить себя, что жизнь сына – это его отдельная, его собственная жизнь. А у меня есть своя, со своими заморочками, до которых Сашке нет никакого дела.

Ранее автор газеты газеты «Йошкар-Ола» Полина Ермакова рассказала о грустных мыслях после родительского собрания, о том, как пережить дистанционное обучение,  как уговорить сына-первоклассника пойти в школу, и почему любящая мама превращается в злого монстра.

Фото RODNAE Productions с сайта pexels.com

Ранее сайт «Й» сообщал, что в Йошкар-Оле через 7 дней начнется голосование за объекты благоустройства 2023 года. А также в марийской столице прошел благотворительный концерт Дмитрия Певцова. Кроме того, в Марий Эл 7 апреля сотрудники ГИБДД оштрафовали 49 водителей за небезопасную езду.

И в Марий Эл ФСБ пресекла межрегиональный канал поставки наркотиков. Помимо этого, в Марий Эл из Йошкар-Олы в Казань и Яранск с 15 апреля начнут курсировать пригородные поезда. Также на 8 апреля из инфекционных стационаров республики за сутки выписали 10 здоровых пациентов.

Напомним, в Марий Эл большинство телефонных мошенников звонили из Украины и МВД Марий Эл помогают раскрывать преступления банки и мобильные компании. А еще в Йошкар-Оле 7 апреля при демонтаже здания погиб 64-летний рабочий и рабочие МУП «Водоканал» заливают гудроном дюкеры и колодцы в марийской столице.